Лакунарность как категория лексической системологии

руб. 1,499.99

«Лакунарность как категория лексической системологии»
Специальность 10.02.19, Общее языкознание, социо¬лингвистика, психолингвистика, диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук

Описание

«Лакунарность как категория лексической системологии»
Специальность 10.02.19, Общее языкознание, социолингвистика, психолингвистика, диссертация на соискание ученой степени доктора филологических наук

СОДЕРЖАНИЕ

Введение 6
Глава 1. Лакунарность как лингвистическое явление 32
1. Понятие “лакуна” в современной лингвистике 32
2. Межъязыковая лакунарность 42
3. Межъязыковые лакуны и безэквивалентная
лексика
45
4. Типы национальной специфики семантики и типы межъязыковых лакун
50
4.1. Национально-культурная специфика семантики 51
4.2. Национально-концептуальная специфика семантики
53
4.3. Национально-коннотативная специфика семантики
58
4.4. Национально-языковая специфика 59
5. Типология межъязыковых лакун 61
5.1. Межъязыковые лакуны 62
5.2. Уникальные и частные лакуны 65
5.3. Абсолютные лакуны 66
5.4. Относительные лакуны 68
5.5. Векторные лексические лакуны 69
5.6. Мотивированные и немотивированные лакуны 71
5.7. Стилистические лакуны 73
5.8. Речевые лакуны: частичные, компенсированные, полные
74
5.9. Грамматические лакуны 76
5.10. Эмотивные (коннотативные, ассоциативные) лакуны
77
5.11. Этнографические лакуны 79
5.12. Нулевые лакуны 81
5.13. Смешанные лакуны 82
5.14. Вакантные (некомпенсированные) лакуны 83
Глава 2. Типология лакун в лексической системе
Русского языка
86
1. Значимое отсутствие лексем 86
2. Антиномии системы языка и лакуны 95
3. Концепты: иллогизмы и лакуны 110
4. Типология лакун 122
4.1. Системные (потенциальные) лакуны 122
4.2. Коммуникативные лакуны 128
4.3. Личностные (субъективные) лакуны 130
4.4. Стилистические лакуны 131
4.5. Межподсистемные лакуны 135
4.6. Формообразовательные лакуны 137
4.7. Узуальные (нормативные, кодифицированные) лакуны
138
4.8. Сегментные (семантические) лакуны 139
4.9. Трансноминационные лакуны 141
4.10. Гиперонимические и гипонимические лакуны 142
4.11 Абсолютные лакуны 144
4.12. Мотивированные и немотивированные лакуны 150
4.13. Относительные лакуны 151
4.14. Латентные лакуны 154
4.15. Частеречные лакуны 155
4.16. Лингво-культурологические лакуны 156
4.17. Элиминирование межязыковых лакун 162
Глава 3. Методика выявления лакун в системе языка 192
1. Контрастивный метод – сопоставление лексических единиц языка с их соответствиями в каком-либо другом языке

194
2. Историко-сопоставительный метод – сопоставле-ние способов номинирования концепта в диахронии
196
3. Стилистико-парадигматический метод выявления межподсистемных лакун сравнением с лексикой ограниченного употребления

202
4. Словообразовательно-парадигматический метод выявления лакун через комплексные единицы словообразования

205
4.1. Лакуны в словообразовательных парах 206
4.2. Лакуны в словообразовательных типах 207
4.3. Лакуны в словообразовательных категориях 209
4.4. Лакуны в словообразовательной парадигме 209
4.5. Гиперонимические и гипонимические лакуны в парадигме
219
4.6. Выявление формообразовательных лакун в па-радигме
222
5. Полевой метод выявления лакун 225
6. Синонимико-анатомический метод выявления лакун 228
7. Антонимический метод выявления лакун 232
8. Метод выявления лакун через аналогию 236
9. Метод моделирования потенциальных слов 240
10. Метод выявления лакун через анализ ограничений 244
11. Оппозитивный метод выявления лакун 248
12. Метод выявления лакун через компонентный анализ
250
13. Выявление лакун лингвистическим интервьюиро-ванием
252
14. Метод выявления эмотивных (ассоциативных, коннотативных) лакун номинативным тестировани-ем
254
15. Метод анализа детского словоупотребления 255
Заключение 262
Использованная литература 265
Словари и справочники 300
Условные сокращения 304
Приложение 1 305
Приложение 2 312
Приложение 3 317
Приложение 4 326
Приложение 5 334

ВВЕДЕНИЕ
Представление о языке как системе – основное теоретическое достижение языкознания ХХ в., базирующееся на трудах Ф.Ф.Фортунатова, И.А. Бодуэна де Куртене, А.Х. Востокова, А.А.Шахматова, М.М.Покровского, доведенное до теоретического совершенства в модели Ф. Де Соссюра и наполненное конкретным содержанием в исследованиях отечественных лингвистов А.М.Пешков-ского, В.В.Виноградова, Л.В.Щербы, Ф.П.Филина, Д.Н.Шмелева, В.Н.Ярцевой, А.И.Смирницкого, Э.В.Кузнецовой, С.И.Ожегова, Н.Ю.Шведовой, Б.Н. Головина, Р.А.Будагова, С.Д.Кацнельсона, Б.А.Ларина, В.А.Звегинцева, М.М.Ма-ковского, А.А.Уфимцевой, В.Г.Гака, И.В.Арнольд, Л.А.Новикова, И.С.Улуха-нова и др.
Современная лингвистическая системология рассматривает язык как закономерно организованную систему подсистем (фонетической, грамматической, словообразовательной, лексико-семантической и др.) и как закономерно организованную совокупность однородных языковых элементов одного уровня, находящихся в отношениях и связях друг с другом, где каждый компонент существует в противопоставлении другим компонентам и характеризуется только ему свойственной функциональной релевантностью.
В хорошо организованных (жестко структурированных) системах и подсистемах (например, в фонологии, в отличие от лексики) существенное изменение одного элемента влечет за собой изменения в других точках системы или даже нарушение равновесия системы в целом. Лексико-семантическая система языка является не только наименее жесткой, но и наиболее подвижной и сложной по своей организации и структуре, где наблюдаются многочисленные случаи асимметрии формы и содержания, борьба консервативной тенденции (устойчивости) с факторами языковой эволюции (такими, как стремление к экономии, аналогии и регулярности).
В отличие от других систем, лексика тесно связана с внешними, экстралингвистическими факторами. Она непосредственно отражает изменения, происходящие в окружающей действительности, что выражается как в отмирании слов (или их значений), так и в появлении новых слов и значений или в изменении последних. Именно лексика с ее многочисленностью элементов, многомерностью, открытостью, перекрещивающимися и взаимодействующими подсистемами, подвижностью смыслов и единиц является ядром коммуникативной системы, имя которой — язык и которая существует и функционирует в первую очередь в целях общения.
Именно поэтому лингвистика наших дней развивается под знаком новой номинативно-прагматической парадигмы, “видящей свою цель в изучении внешних связей языка — с действительностью, которую он отра-жает, и с говорящим человеком, которому он служит”, -пишет А.М.Ломов/178, с. 81/. А.М.Ломов отмечает при этом, что изменение ис-следовательского угла зрения, обусловленное этой парадигмой, имеет своим следствием не только постановку принципиально новых проблем, о существовании которых лингвистика буквально вчера даже не подозревала, не только выработку новой методики анализа эмпирического материала, но и — что самое важное — новое понимание природы и сущности человеческого языка. Специфические особенности этого понимания становятся более заметными при ретроспективном взгляде на многие языковые явления, т.е. при сравнении современной номинативно-прагматической парадигмы с ее предшественницами, которым исследователь дает краткую, исчерпывающую характеристику.
Первая по времени, элементно-таксономическая парадигма, возникла со становлением лингвистики как науки и усматривала свою цель в том, чтобы выявить и систематизировать основные единицы таких уровней языка как фонетика, лексика, морфология и синтаксис. Ее основным методом стал метод сравнения, носивший вначале синхронный, а затем — исторический характер. Этот метод использовался в рамках формально ориентированного способа координации двух языковых планов (плана выражения и плана содержания), т.е. предполагая в первую очередь квалификацию различных видов языковой формы, которая, как считалось, неразрывно спаяна с мышлением и внешне его обнаруживает.
Вторая по счету, системно-структурная парадигма, утвердившаяся в начале XX в., перенесла центр тяжести в лингвистическом исследовании на языковую имманентность. Предполагалось, что элементы языка могут быть квалифицированы с достаточной полнотой и необходимой строгостью только в системе.
Одним из постулатов традиционной лингвистики является воспринятый от Ф.де Соссюра тезис о неразрывной связи между формой и значением слова. Исследователь был не одинок в своем заблуждении: вплоть до XIX в. наука исходила из аристотелевской идеи о том, что мысль не существует до и без языка. А.А.Залевская резюмирует по этому поводу: “Признание неразрывности связи между формой и значением слова равносильно признанию того, что мыслительный процесс может осуществляться только в вербальном (словесном) коде” /109, с.8/.
Современной наукой получены веские контраргументы на этот счет. Е.М.Верещагин отмечает, что в психологии мысль о самостоятельности языка и мышления содержится в учении Х.Джексона о “вербализации”, по мнению которого при порождении или, напротив, восприятии речи имеют место проходящие во времени процессы выражения мысли в словесных знаках (“вербализация”) или, напротив, превращения словесных знаков в мысль (“девербализация”) /37, с. 40/.
В свете указанного подхода нетрудно сделать вывод и об относитель¬ной самостоятельности лексемы и понятия. И этот вывод действительно был сделан целым рядом исследователей — Дж.Вулдриджем, Ф.Кайнцем, А.Р.Лу¬рия, Л.С.Выготским и др. Опираясь на их идеи, Е.М.Верещагин предпринял разносторонний анализ ситуаций в условиях нормальной и патологической речи и пришел к заключению об относительной самостоятельности слова и понятия (лексемы и семемы).
К аналогичному выводу в психолингвистике приводят результаты экспериментов А.А.Залевской по изучению внутреннего лексикона человека/106- 111/. Исследовательница доказала, в частности, что в условиях оперирования словами родного языка испытуемые сохраняют в памяти лишь значение исходного слова, о чем свидетельствуют совершаемые при воспроизведении подмены.
Аналогичные случаи описаны и другими авторами в условиях раз-личных экспериментов /43, с. 12 — 16; 216, с. 8 — 13/, которые убедительно показывают, что человек запоминает смысл высказывания или прочитанного, а не те именно слова, посредством которых они выражены.
Установленные с помощью психолингвистических методик моменты раздельного хранения формы и значения слова согласуются с результатами исследований в области нейропсихологии /64; 181 — 183; 324/. Исследования асимметрии головного мозга показали, что звуковая форма слов и их значения хранятся у человека в разных полушариях мозга, функции которых могут на¬рушаться независимо друг от друга. При этом способ хранения смысла слов в правом полушарии не зависит от их звуковой оболочки /128, с. 24 — 25/. Был сделан также вывод о существовании различным образом локализованных и отграниченных друг от друга моторных и сенсорных “центров” лексем и “центра” понятий /187, с. 63/, о “памяти понятий” и “памяти слов”. Наконец, исследования А.А.Леонтьева /169 — 174/, Н.И.Жинкина /96 — 97/, И.Н.Горелова /70 — 71/, А.Р.Лурия, А.А.Залевской, Д.И.Дубровского /87/, Г.П.Мельникова /195/ и др., убедительно показали, что “мышление не сводится исключительно к оперированию кодом вербальных смыслов” /169, с. 31/, что “внесловная мысль существует, что она объективирована в мозговых нейродинамических системах (кодах) опре-деленного типа, отлич¬ных от кодов внутренней речи, и представляет собой специфическую разно¬видность и неотъемлемый компонент субъективной реальности” /87, с. 104/, что меха¬низм мышления не связан с вербальным кодом и осуществляется независимо от языка. Однозначно установлено, что мышление осуществляется на так на¬зываемом универсальном предметном коде (смысловом коде, коде смысла), имеющем образно-чувственный характер. К языку как системе знаков универсальный предметный код не имеет никакого отношения, он формируется в сознании человека на отражательной основе, через органы чувственного восприятия. При возникновении у субъекта необходимости выразить свою мысль в языковой форме универсальный предметный код через механизм кодовых переходов перекодируется в языковые знаки /95/.
Итак, мышление невербально: подавляющее большинство наших мыслей, идей, понятий, суждений обслуживают исключительно сферу мышления, т.е. не переходят в вербальный код, не становятся речью (скрытой артикуляцией, или “речь минус звук”, шепотной и собственно громкой).
Лингвистика нашего времени осмыслила характер связей между звуко¬вой стороной языкового знака и его смысловой стороной (семантикой). Раз¬работаны методики ее анализа (компонентный, семемный и др.), позволяю¬щие ориентироваться в бесчисленном разнообразии мыслительных образов — представлений, гештальтов, схем, сценариев, фреймов, скриптов и мн. др. В качестве родового имени для всего множества мыслительных форм отраже¬ния действительности в науке все более утверждается термин концепт.
Все потенции концептов образуют концептосферу языка, другими сло¬вами, “национально-культурная информация, хранящаяся в базах знаний представителей данного языкового коллектива, образует концептосферу на¬ционального языка /305, с. 130/, выраженную в сознании индивидов единицами универ¬сально-предметного кода. Эти концепты являются базой мышления личности и соз¬дают образ мира — совокупность представлений о мире (рациональные суждения и чувственно-наглядные образы), локализованные в сознании человека и являющиеся отражением той реальной действительности, которую человек воспринимает через органы чувств и рационально осмысливает. Образ мира в сознании личности системен и влияет на восприятие личностью окружающего мира:
— предлагает классификацию элементов действительности;
— предлагает приемы анализа действительности;
— упорядочивает чувственный и рациональный опыт личности для его хранения в сознании, памяти /238, с. 21/.
Когнитивная лингвистика, изучающая ментальные образы на уровне смыслового и вербального кодов, а также современная теория коммуникации, сделав ставку на “фактор человека”, позволили по-новому посмотреть на связи языка, мышления и коммуникации: мир отражается не языком, а мышлением, которое и создает структуры знаний. (В.З.Демьянков, А.А.Кибрик, Е.С.Кубрякова, З.Д.Попова, И.А.Стернин, А.П.Бабушкин, Л.О.Чернейко и др.). Отражение мира вторично, опосредовано мышлением.На первый план выдвинулся вопрос о видах знаний, формах их существования в концептосфере и способах представления в языке.
Многочисленные концепты, не имеюшие средств языкового выражения в национальной языковой системе (им соответствуют в языке лакуны), существуют в национальной концептосфере и обеспечивают мыслительную деятельность в той же степени, что и концепты, названные “языковыми знаками национального языка” /238, с. 21/.
Система языка существует и функционирует в первую очередь в коммуникативных целях. Наличие или отсутствие концепта никак не свя-зано с наличием или отсутствием называющих его единиц, т.к. мыслительные образы возникают как результат отражения действительности и зависят от нее, а не от языка, удовлетворяя потребности мышления.
Языковые единицы актуализируют в речи только такие мыслительные образы, которые в данной лингвокультурной общности оказываются релевантными для общения. Если какой-то концепт в языке представлен лакуной, это свидетельствует не о его отсутствии в национальном сознании носителей языка, а именно о его коммуникативной нерелевантности. Если нелексикализованный концепт становится предметом обсуждения, то возникает ситуативная (описательная или окказиональная) номинация.
Кроме концептов, выделяющихся при анализе лексических единиц, существуют концепты, не выражаемые какими-либо отдельными лексиче-скими единицами и обнаруживающиеся лишь в результате логико-семантического анализа классов и парадигм лексических единиц. Выявлены разнообразные модальности, типы оценок, новые логические классы понятий, понятийные категории (акциональность, предметность, императивность, одушевленность, конкретность, абстрактность, квантитативность и т.д.). Такие концепты выявляются лингвистами путем анализа и классификации больших групп языковых единиц и получают искусственные терминологические обозначения. В сознании носителя языка эти концепты представлены, хотя и не названы.
В лексических единицах выделяются также скрытые категории (на-пример, категория определенности — неопределенности: в артиклевых языках она эксплицирована, в русском — не имеет явного выражения, хотя и присутствует). Другими примерами скрытых категорий являются такие концепты как статичность — динамичность, контролируемость — неконтролируемость, актуальность — узуальность, личность — неличность и др. /280, с. 6/. Эти латентные категории руководят языковым употреблением широкого круга единиц, они являются реально существующими в сознании народа невербализованными концептами.
Когнитивная семантика раскрыла целый мир структур знаний, множественность форм отражения действительности и принципов их классификации. Сфера концептов в голове человека многомерна и многокрасочна, в семантическом пространстве каждого языка наборы концептов и их структурная организация своеобразны и неповторимы.
Сопоставление семантических пространств разных языков позво-ляет увидеть как общечеловеческие универсалии в когнитивной деятель-ности людей, так и специфические отличия. Одним из интереснейших от-крытий в этой сфере было обнаружение разнообразных классификато-ров, используемых людьми для упаковки сходных в каком-либо отно-шении концептов. Например, американский лингвист Дж.Лакофф /163, с. 13 — 21/ описал классификации имен существительных по родам в разных языках мира на основе классификационных признаков, среди которых он выделил мифологический, принцип сферы опыта, принцип важной особенности и др.
В русском языке существуют свои концепты для классификации различных предметов и явлений действительности, многие из которых не имеют однословного наименования; ср.: “наименования объектов приро-ды”, “наиме-нования искусственных предметов”, “психические качества человека”, “наименования цветовых оттенков” и др. Данные концепты обнаруживаются в процессе семантического анализа и классификации лексических единиц, при анализе лексико-семантических парадигм, их описательное обозначение конструируется лингвистами. Носители языка ими пользуются, но никак не называют.
Система языка, функционирующая в мозге человека, прямому на-блю¬дению недоступна. Чтобы хотя бы приблизительно представить себе, как она устроена, ученые строят ее модели. З.Д.Попова в числе наиболее распростра¬ненных называет уровневую и полевую модели языка /42, c. 82;160, c. 2; 161, c. 65 — 66/. При этом полевой подход представляется более перспективным на¬правлением изучения как общенародного языка, так и индивидуальной язы¬ковой картины мира /80, 110, 265/. Суть обеих моделей вкратце такова.
Уровневая модель языка построена под влия¬нием естественных наук, представители которых уровнями называют сис¬темы, находящиеся в отношениях иерархии. Элементы более высокого уровня складываются из элементов более низкого уровня.
Особенностью уровневых моделей, созданных отечественными авто¬рами, является обязательное включение в них плана содержания в том или ином соотношении с планом выражения. Одной из наиболее раз-вернутых и богатых З.Д.Попова называет уровневую модель И.П.Распопова /243 -244/. Основными уровнями языка в этой модели признаются фонологиче¬ский (единица — фонема), морфологический (единица — морфема), лексиче¬ский (единица — слово) и коммуникативно-синтаксический (единица — пред¬ложение). Выделяются промежуточные уровни: морфонологический (единица — грамматическая форма), лексико-морфологический (единица — словообразовательный тип) и конструктивно-синтаксический (единица — син¬таксическая конструкция).
К наиболее значительным разработкам моделей системы языка в со¬временной лингвистике относятся также модель ассоциативно-вер-бальной сети Ю.Н.Караулова /134, c. 252 — 311/ и многослойная модель системы языка Д.С.Спивака в условиях измененного состояния сознания /274/.
Существующие уровневые модели не охватывают всех единиц языка. Например, в модели И.П.Распопова не отражены интонемы, фра-зеоло¬гизмы, сложные предложения. Это побудило З.Д.Попову, опираясь на мно¬голетний труд участников проблемной группы кафедры общего языкозна¬ния и стили¬стики Воронежского университета, создать свою мо-дель системы языка, прояснившую некоторые нестандартные ра¬курсы в устройстве и функционировании этой системы. Динамическая мо¬дель си-стемы языка органично совмещается с нейролингвистической кар¬ти-ной распределения подсистем системы языка по разным участкам мозга и с представлениями о постепенном их формирова¬нии на протяжении жизни человека. Ядерные зоны каждой подсистемы фор¬мируются в дет-ском воз¬расте и в норме у всех говорящих на данном языке совпадают. Периферий¬ные же участки различны во многих отношениях, осо¬бенно в знаковых подсистемах /233/.
Динамическая модель системы языка является, на наш взгляд, уровнево-полевой, т.к. доказательно убеждает, что система языка не иерархична, т.е. у нее нет исходной единой управляющей подсистемы. Любая подсистема взаимодействует с любой другой, изменение в ней так или иначе отзывается на всех других подсистемах. Единицей лексикона, по мнению З.Д.Поповой, является слово¬форма, входящая в лексико-семантическую словообразовательную и сло¬воизмени¬тельную ветви лексикона /234/. Системные отношения между словоформами в ракурсе динамической модели языка обнаруживают аномалии и лакуны и потому представляют интерес для теории лакунарно¬сти.
Несмотря на широкое распространение, уровневые модели системы языка все меньше удовлетворяют современных исследователей, предме¬том внимания которых становятся все более объемные компоненты лек¬сико-се¬мантической системы языка: лексико-семантические и те¬матиче¬ские группы, лексико-семантические поля, включающие средства разных уров¬ней. В ос¬нову же динамической модели поло¬жена идея осмысления порядка образова¬ния системы языка в мозге чело¬века. А это — прямой выход на лексико-семан¬тическое поле как фрагмент языкового образа (картины) мира, созда¬ваемого языковыми сред¬ствами: номинативными — лексемами, устойчивыми номинациями, фразео¬ло¬гизмами, обеспечивающими то или иное членение и классификацию объ¬ек¬тов национальной действительности, а также значимым отсутствием но¬мина¬тивных единиц (лакунарность разных типов) /238, с.22 /.
Особенностью существования языковой системы является неодина-ковая разработанность ее звеньев. В результате в системе получаются так называемые «пустые клетки» и слабые звенья, которые наиболее подвержены изменениям. В последнее время актуальной стала проблема словарных пробелов (незанятых мест) в лексической системе того или иного языка – проблема лакунарности, которая возникла в результате:
1) собственно системных исследований (изучение лексических группировок, родо-видовых, синонимических, антонимических рядов, объединенных нулевыми и привативными оппозициями, постулирующими пустые клетки);
2) контрастивных и сопоставительных исследований, активизиро-вавших выявление отсутствия тех или иных лексем в отдельных языках;
3) когнитивных исследований ментальных процессов, обнаружив-ших, что сеть отношений в языковой системе является отражением сети нервных связей в мозге человека.
Системность в нервных процессах определяет и системность в мате¬ри¬альных формах их выражения, в организации системы языка. Отсюда под полевой структурой авторы коллективной монографии “Полевые струк¬туры в системе языка” понимают “объединение разных элементов си¬стемы языка, имеюшее признаки языкового поля” /228, с. 8/. Полевая модель имеет разнообразные интерпретации и применения. Предметом исследования в теории поля являются группи¬ровки языковых единиц, объединяемых на основе общности выражаемого ими значения (семантический принцип), или выполняемых ими функций (функциональный принцип), или комбинации двух признаков (функционально-семантический принцип).
А поскольку лакуна — пустота, брешь в лексической системе того или иного языка, у исследователей лакунарности вызывают интерес лексико-се¬мантические поля, “представляющие собой единое целое понятийные об¬ласти со сложной внутренней организацией, состоящие из отдельных, вза¬имно противопоставленных элементов, которые получают свое значе¬ние в рамках всей этой системы как единого целого”. Ульманн при этом указывает, что в каждом поле соответствующая сфера опыта, конкрет¬ного или абстрактного, анализируется, делится и классифи-цируется некото¬рым уникальным способом, т.е. с помощью определенной шкалы значимо¬стей /309, c. 250/. Добавим — и значимым отсутствием номинативных единиц (лакунарностью разных типов).
Теория полей — определенным образом организован¬ных лексических объединений — нашла свое толкование в трудах многих за-рубеж¬ных и отечественных лингвистов: Р.М.Мейера, И.Трира, В.Пор-цига, Ш.Балли, Л.М.Васильева, С.Ульманна, М.М.Покровского, Ф.П.Филина, Е.Найды, Ю.Д.Апресяна, Ю.С.Степанова, Ю.Н.Караулова, В.Г.Ад¬мони, Н.С.Новиковой, Л.А.Новикова, А.А.Уфимцевой, Д.Н.Шмелева, З.Д.Попо¬вой, И.А.Стернина, Г.С.Щура, А.В.Бондарко, Р.М. Гайсиной, Н.Ф.Пелеви¬ной, А.И. Кузнецовой, М.С.Ротовой, В.Ф.Петренко, Н.М.Мининой и др.
Исследованием грамматически ориентированных функционально-се¬мантических полей, т.е. основывающихся на грамматической (чаще морфо¬логической) категории, занимались А.В.Бондарко, Е.В.Гулыга, Е.И.Шендельс, М.М.Гухман, В.М.Павлов и др.
Изучение взаимодействия средств разных уровней на примере ас-пек¬ту¬альности и темпоральности привело А.В.Бондарко к построению модели функционально-семантического поля, куда входят и лексические, и грам¬ма¬тические средства языка, имеющие общие семантические функции. Функционально-семантическое поле имеет центр — группу форм, наи¬бо¬лее четко и однозначно выражающих значение данного поля. Вокруг центра, постепенно удаляясь от него, располагаются периферийные формы. Через периферию каждое поле вступает путем пересечений и постепенных перехо¬дов в пределы других полей, так что в конечном счете все поля образуют одну непрерывную структуру сис-темы языка /24 — 26/.
Изучению функционально-семантических полей эмотивности по-свя¬тили свои исследования Э.С.Азнаурова, Л.Г.Бабенко, В.Н.Михайлов-ская, В.И.Шаховский, В.И.Жельвис, Е.М.Бакушева, И.В.Томашева, И.А.Троилина, А.М.Червонный, М.А.Ягубова, Я.И.Покровская и др.
Подробный анализ предложенных подходов к выделению семантиче¬ских полей содержится в работах А.А.Уфимцевой, Г.С.Щура, Ю.Н.Караулова, А.М.Кузнецова, Л.М.Васильева, Д.Н.Шмелева, в коллективной монографии кафедры общего языкозна¬ния и стилистики Воронежского университета “Полевые структуры в системе языка” и др.
Термин “семантическое поле” наиболее распространен и закреплен ря¬дом лингвистических словарей, хотя существуют и другие вари¬анты: “семан-тическое пространство” /227/, “лексико-фразео¬логическое поле” /250/, “семантический класс” /35/, “лексико-семантическое поле” /80/ и некоторые другие.
На наш взгляд, самым удачным из указанных терминов является последний, т.к. он учитывает лексическую сущность поля, его состав и струк¬турную организацию. “Обнаруженное нейролингвистами раздельное хране¬ние в мозге акустических образов слов (лексем) и смысловых образов слов (семем), отражающих объективную действительность (смысловой код)” (228, с.4) объясняет сложность слова — основного компонента поля. Слово — это всегда целая система связей между акустическим и смысловым образами; сюда следует добавить связи и ассоциации между разными словоформами этого слова, а также другими словами, имеющими с первыми какие-либо об¬щие компоненты либо в лексеме (совпадение некоторых морфем, например), либо в семемах (наличие общих сем). Материальным субстратом этой сис¬темы связей между словами и словоформами, как указывалось, являются связи нейронов мозга, хранящих соответствующие акустические и смысло¬вые образы. Обобщая данные психолого-физиологических и психолин-гвистических (ассо¬циативных) экспериментов, Н.С.Новикова делает вывод: “Семантическое поле есть способ отражения того или иного участка дейст¬ви¬тельности в на¬шем сознании”. “Слова одного семантического поля имеют общий смысловой код и вместе хранятся в мозге человека” /218, с. 33, 32/, т.е. на базе динамической структуры мозга формируется и хранится та или иная группи¬ровка слов и слово-форм /217/.
Г.С.Щур приводит немало определений понятия “поле” /355/. Наибо¬лее удачным представляется определение Л.А.Новикова: поле есть “иерархиче¬ская структура множества лексических единиц, объединенных общим (инвариантным) значением и отражающих в языке определенную по¬нятий¬ную сферу” /225, с. 3/.
Как всякое системно-структурное объединение, поле имеет опреде-лен¬ную конфигурацию (структуру), что подразумевает существование различ¬ных группировок элементов внутри данного множества. Поле может вклю¬чать несколько микрополей, обладающих относительной самостоятельно¬стью.
На материале разных по объему и типу полевых структур в указанной монографии /228, с. 183/ разграничиваются понятия ближней, дальней и крайней периферии, описываются разнотипные полевые структуры — от небольших (типа градуальных) до многочастотных, многозонных, многосекторных. Предложена детализованная модель сложной полевой структуры, в которой ядро окружено зонами ближней, дальней и крайней периферии. Все это по¬строение членится секторами на микрогруппы — парцеллы, которые могут включать как отдельные элементы поля (единицы), так и группы элементов (микрогруппы единиц).
Лингвисты различают парадигматические сцепления слов и сло-воформ (лексико-семантические, словообразовательные и некоторые другие), достаточно хорошо изученные и разъясненные /54, 68, 69, 157, 185, 189, 218, 231, 250, 291, 334, 335 336/. Менее освоены и поняты синтагматические типовые сочетания слов и словоформ, известные под названием структурных схем (предложений и словосочетаний). “Хранение” этой части системы языка в мозгу человека еще далеко не ясно /228, c. 4/.
Л.М.Васильев /34, с. 45-53/ среди методов современной лингвистики выделяет и подробно описывает метод семантических полей, довольно часто и успешно применяемый современными исследователями в самых раз¬нообразных целях. Например, А.Д.Мальцев производит лин¬гво-культурологический и лингвопсихологический анализ лексического поля “Деньги” в русском языке для выявления связи обнаруженных языковых фактов с конкретными ментальными и психологическими особенностями на¬рода /185, с. 31-32/.
Исследование лексических названий фруктов в русском и англий-ском языках, осуществленное Э.Д.Хаустовой, показало, что прямые значения лексем, относящихся к фруктам, совпадают в обоих языках, а переносные значения сильно различаются, т.к. отражают особенности их национальной культуры. Так, в отличие от русских лексем клубника, мандарин, тыква, яблоко, банан, соответствующие английские лексемы используются и для обозначения наркотиков /323, с. 22-23/.
В лексико-семантическом поле “Фрукты” явно просматриваются отсутствия (пустоты, лакуны) стереотипов, ассоциативных восприятий одних и тех же фруктов в русском и английском языках, что объяснимо отсутствием в системе того или иного языка эмотивного (ассоциативного) адеквата.
Исследование Н.В.Багрянской, выполненное в аспекте сопостави-тельного лингвострановедения, обнаруживает явление лакунарно-сти/безэквивалент¬ности как отражение национально-культурных факторов. Так, при сопос¬тавлении с немецкой лексикой в военной сфере выявляется ряд лакун в рус¬ском языке. Например: сдерживающие боевые действия — в отличие от атаки и обо¬роны (ср. нем. die Verzogerung); боевые действия, ведущиеся крупными под¬разделениями (ср. нем. der Kampf); боевые действия, ведущиеся небольшими подразделениями (ср. нем. das Gefecht). Эти и подобные единицы обнаруживают национальные особенности концептуального отражения действительности разными народами /12, с. 24/.
Отчетливо выявлен феномен лакунарности при сопоставлении на-именований дорог в русском и французском языках в исследовании Н.М.Репринцевой. Безэквивалентными для французского языка являются русские лексемы бетонка (разг.) — бетонированное шоссе; грейдер (разг.) — грейдерная дорога; шлях — наезженная дорога, путь, тракт (на Украине и юге России); бездорожье — отсутствие или недостаток благоустроенных дорог, а также плохое состояние дорог; беспутица (прост.) — то же, что бездорожье и др.
Безэквивалентными для русского языка являются французские еди-ницы: сavee — лесная дорога в углублении; raidillon — крутая тропинка, крутой участок дороги; routin — лесная тропинка; piste — непроходимая дорога в джунглях, горах, необитаемых местах; boyau — узкий проход; berme — узкий проход (дорога) между насыпью и каналом (рвом); berge — дорога, смежная с берегом реки (канала) и др /247, с. 36 — 38/.
Исследование Н.В.Барышевым лексико-семантического поля “Сред¬ства передвижения в русском языке” показало, что в русских наиме¬нованиях можно выделить такие культурно-обусловленные семы, которые не воспри¬ни¬маются ино¬странцами (являются возможными сегментными культурологи¬ческими лаку¬нами) и стали уже историзмами для самих русских: автомо¬биль, машина — дефицитность, трудность приобретения, дефицитность запас¬ных частей; поезд, самолет — дефицитность билетов; такси — трудно нанять и др. /17, с. 33/.
А.И.Марочкин, исследуя лексико-фразеологические особенности мо¬лодежного жаргона на материале речи молодежи Воронежа, смоделиро¬вал жаргонную подсистему в виде поля. В процентном соотношении зонное членение жаргонного поля имеет следующий вид: ядро — 12,7%, ближняя периферия — 54%, дальняя периферия — 36% , крайняя периферия — 12,3% словника.
В семантическом пространстве лексического поля молодежного жар¬гона обнаружено множество лакун различных типов (411 единиц — 33,7% словника) — отсутствие в литературном языке эквивалента жарго-низма и на¬оборот. Данный тип лексических соотношений демонстрирует две группы случаев: лакуны в молодежном жаргоне и лакуны в литературном языке. Преобладание в составе жаргонного лексикона безэквива¬лентных лек¬сем, а также лексических единиц, проявляющих специфику се¬мантики по сравнению с литературными единицами, объясняется необходи¬мостью номи¬нации реалий молодежной сферы и коммуникативной потреб¬ностью подчер¬кивания, выделения наиболее значимых для молодых людей свойств, качеств особенностей и т.п. различных предметов и явлений (за счет актуализации сем, являющихся периферийными в значении соответствую¬щих единиц ли¬тературного языка) /189, с. 109/.
Из краткого анализа указанных исследований напрашивается вывод: полевой подход — перспективное направление обнаружения лакун как в лите¬ратурном языке и его подсистемах, так и в индивидуальной языковой картине мира. Уровневые модели системы языка позволяют наметить тип лакун на том или ином уровне. Обе модели не противоречат, а дополняют друг друга. В соответствии с моделью И.П.Распопова /243 — 244/, например, можно выделить фонологические, морфологические, лексические и синтак¬сические лакуны, ориентируясь на основные уровни, обозначенные ученым.
Покажем это на примере начального уровня языка, где основной еди¬ницей является фонема. Здесь явственно просматривается соотноше-ние не¬реализованного (но возможного) и действительного в системе этих единиц. Доказано, что мера реализации имеющихся возможностей на всех уровнях языка имеет вероятностный характер /162; 62, с. 129-131; 300, с. 28-35; 251, с. 188-219; 257; 192, с. 42-49; 333, с. 235-247; 124, с. 149 и др./.
Как считает И.Ю.Вербенко, исследовавшая единицы фонологического уровня современного украинского языка, фонемы можно описать в терминах дифференциальных признаков, система которых представляет совокупность возможностей организации системы фонем некоторого языка и может быть отображена в геометрической (или какой-либо иной) модели /36, с. 116/.
Отношения согласных по признаку твердость — мягкость, звонкость — глухость изобразим, следуя за И.Ю.Вербенко, в виде квадратов, так чтобы согласные звуки в вершинах каждого различались только по этим признакам (все остальные — общие). Отметим, однако, что с этого момента мы как бы ав¬томатически переходим к полевой структуре на фонологическом уровне. В этом нетрудно убедиться, взглянув на полученные схемы (рис. 1 — 4): пять квадратов де¬монстрируют полную реализацию возможностей, заложенных в системе (все четыре возможности осуществлены):
Рис. 1

(Мы считаем, что /к’/, /г’/, /х’/ реализуют фонемы <к’>, <г’>, <х’>).
В двух квадратах отсутствует противопоставление по твердости — мяг¬кости:

Рис. 2

(Фонемы <щ> и <ж>, представленные звуками /ш’/ и /ж’/ (плаща /пла’ша/ <плаща>, вожжа /важ’а/ <вожа>, выделяются не всеми линг-вис¬тами).
В четырех квадратах отсутствуют противопоставления по звонкости — глухости:

Рис. 3
В трех квадратах имеется только 1 элемент:

Рис. 4
Полученные схемы наглядно демонстрируют нереализованные возможности в системе начального уровня языка.
По степени реализации возможностей обнаруживается несколько групп: а) реализованы все (рис. 1); б) реализованы две из четырех (рис. 2 и 3); в) реализована лишь одна из четырех возможностей, имеющихся в системе (рис. 4). Как бы само собой вырисовывается поле с ядром, где все возможности фонем реализованы в полной мере, и неоднородной периферией. Для нас пустые ячейки этого поля интересны в аспекте лакунарности. Их природа в составе как согласных, так и гласных фонем русского языка, а также пустóты, скажем, в структуре синтагматических сочетаний или позиционных чередований, могли бы стать предметом отдельного исследования, которое, несомненно, покажет, что в построении системы фонем и в ее функционировании используются не все возможности (имеются многочисленные лакуны).
Отсюда автор делает вывод: каждой конкретной фонологи¬ческой системе какого-либо языка может быть поставлена в соответствие ис-кусственно построенная абстрактная система, которая устанавливается на основании соответствий между n данных фонологических систем как набор дифференциальных фонологических призна¬ков, общих для ряда языков. Абстрактная система представляет собой высший уровень абстракции по отношению к репрезентирующим ее фонологическим системам реальных языков, каждая из которых является реализацией возмож¬ностей абстрактной системы как системы высшего уровня.
В языке действует тенденция не оставлять готовые возможности неиспользованными. Мера реализации имеющихся возможностей носит вероятностный характер. Поскольку количественные характеристики объективно присущи элементам языковой системы, становится очевидной необходимость применения статистического анализа при описании языка и речи /5, 65, 76, 91, 139, 147, 149, 212, 213, 220 и др./. В.И.Перебейнос /224, 226/, используя достижения этого направления лингвистики, установила количественные характеристики каждой из 46 фонем современного украинского языка
Подобные исследования согласных фонем украинского языка предпри¬няты И.Ю.Вербенко, которая выявила соотношение возможного и дейст¬вительного в системе единиц на фонологическом уровне /36/.
Изучение фонологических систем с точки зрения наличия в них реализованных (заполненных) и пустых клеток по сравнению с другими языковыми уровнями имеет более давнюю историю. Если в области сло-воизменения, словообразования, семантики вопрос о действительном и возможном в системе в настоящее время пока исследуется с разных пози-ций, то в фонологии он получил детальное освещение в диахроническом и синхроническом аспектах. Н.Ф.Клименко /144/ считает одной из причин этого различную степень сложности систем. Фонологическая обладает наименьшим количеством элементов, и все они не являются двусторон¬ними знаками языка. Словоизменительная, словообразовательная и лек¬сическая системы имеют несравненно большее количество элементов, ин¬вентарь их даже для таких изученных языков как русский и украинский еще не составлен. Элементы этих систем являются двусторонними едини¬цами, им присущи более сложные отношения в системе. Можно указать массу морфем, создающих лакунарность при словообразовании разных частей речи. Например, многие русские глаголы с приставками, обра¬зующими различные видовые и смысловые оттенки выражаемых поня¬тий, являются во французском языке лакунами par excellence. Среди них В.Л.Муравьев пе-речисляет приставки до- (доесть, допить, доспать и др.), от- (отпить, отписаться, отоспаться), недо- (недопить, недолить, недопеть, не-доесть и др.). Он указывает также, что среди рус¬ских глаголов с приставкой за- можно обнаружить достаточное число лакун для французского языка:
зазеленеть — commencer verdir;
заиграть — commencer jouer;
замусолить — salir de bave.
Эта же приставка, соединяясь с прилагательными и существитель-ными (значение нахождения за пределами чего-либо), также создает ряд абсолютных лакун для французского языка:
заволжский (se trouvant) — au del la Volga;
заозерный (se trouvant) — au del les lacs.
Соответствующие существительные могут быть переданы на фран-цузском языке лишь субстантивированными свободными словосочетаниями:
Заволжье — l’au-del la Volga;
заозерье — l’au-del les lacs и т.д. /200, с. 9 — 10/.
Для систем двусторонних единиц (словоизменительных, словооб-разовательных морфем, лексем) остается актуальной проблема уста-новления парадигм, в пределах которых и решается вопрос о возможном и реализованном. Поле действия каждой последующей парадигмы, т.е расположенной по уровням языка в порядке усложнения (словоизменения, словообразования, лексики), шире, чем у предыдущей, — следовательно, усложняется процесс восстановления пустых клеток /144, c. 92 — 93/.
Итак, новые, дополнительные аргументы, вносящие ясность в про-блему соотношения языка и мышления (невербальность последнего, мно-гообразие мыслительных форм отражения действительности, принципи-альное разграничение мыслительных и речевых процессов) способствуют в настоящее время интенсивной разработке концепции языкового образа (картины) мира, создаваемого языковыми средствами — лексемами, устойчивыми номинациями, фразеологизмами, а также малоизученным феноменом значимого отсутствия номинативных единиц — внутриязыковой лакунарностью.
Национальная система концептов — основа языкового образа мира — включает как имеющие номинативное выражение концепты, так и концепты, не выраженные средствами национального языка — внутриязыковые лексические лакуны.
Таким образом, с точки зрения выраженности/невыраженности концептов лексическими единицами выделяются два их типа: 1) вербализованные и 2) невербализованные. Среди концептов, не имеющих стандартного узуального языкового выражения, обнаруживаются два вида: 1) выявляемые в группах и классах слов (понятийные, категориальные и классификационные лакуны) и 2) не представленные в лексико-фразеологической системе языка вообще — лексические лакуны, которые и являются предметом нашего исследо-вания.
Опираясь на открытия в области психолингвистики, контрастивной и когнитивной лингвистики, нейролингвистики, когнитологии, системологии, семасиологии и теории коммуникации, мы формулируем рабочую гипотезу исследования:
Значимое отсутствие номинативных средств в языковом образе (картине) мира — лексическая лакунарность — представляет собой лингвопсихологиче-ский феномен: в условиях одноязычной ситуации общения он как бы не замечается носителями языка, оставаясь за пределами “светлого поля” сознания. Область его “бытия” — потенциальная сфера языка, виртуальные единицы которой в случае коммуникативной релевантности неноминированного концепта актуализируются на уровне синтаксической объективации или окказиональной номинации, а также могут универбализоваться.
Объектом исследования, таким образом, является потенциальная сфера лексической системы языка в виде “белых пятен”, пробелов, пус-тых, незаполненных мест в лексической системе языка.
Научная новизна работы обусловлена малоизученностью проблемы лексической лакунарности в отечественной лингвистике. Предпринята попытка комплексного осмысления феномена лексической лакунарности в контексте языкового образа мира, национальной концептосферы, антиномий и моделей системы языка с позиций семиотики, семасиологии, ономасиологии, контрастивной лексикологии с опорой на современные исследования в области психолингвистики, когнитологии, теории коммуникации. На материале русского языка систематизированы и описаны разнообразные типы лакун, установлена неоднородность “белых пятен”, среди которых не только потенциально возможные единицы, но и невозможные (ирреальные) сущности (“черные дыры” семантики). Проанализирован процесс элиминирования виртуальных семантических единиц. Разработана методика обнаружения и описания лакун, включающая около двух десятков способов.
Материалом исследования явились лексико-семантические поля «Природа» и «Человек», представляющие ядерную часть русской лексической системы (более 1000 лексем).
Специфика объекта наблюдения, научного описания и интерпрета-ции лакун в системе языка, малоизученность и неразработанность проблемы предопределили цель и основные задачи исследования.
Основной целью данного исследования является теоретическое ос-мысление феномена лакунарности в аспекте места и роли этого явления в системной организации языка.
Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:
1.Разработка понятийно-терминологического аппарата описания
феномена лакунарности;
2.Систематизация и классификация видов лакун;
3.Разработка комплекса методов и приемов обнаружения и фиксации лакун разных типов;
4. Описание на основе разработанных принципов явления лакунар-ности в лексико-семантических полях «Природа» и «Человек» в ли-тературном языке и говорах.
5. Систематизация способов заполнения и компенсации лакун в языке;
6. Определение роли и места феномена лакунарности в системе языка.
Методы исследования. В работе использованы методы наблюдения, описания, обобщения, аналогии, частные методы компонентного, семем-ного, оппозитивного, контрастивного анализа, а также методы лингвистического интервьюирования и лингвистического эксперимента (моделирование лексических единиц); номинативного тестирования и др.
В соответствии с целью и задачами исследования сформулированы положения, которые выносятся на защиту.
1. Лакунарность – имманентное свойство лексической системы язы-ка.
2. Лакуны представляют собой виртуальные лексические единицы, принадлежащие сфере потенциального в языке.
3. Явление лакунарности связано с системной природой языка и обусловлено невербальностью мышления, многообразием мыслительных форм отражения действительности и принципиальным различием мыслительных и языковых процессов.
4. Лакуны существуют в системе языка как семемы без лексем.
5. В условиях одноязычной ситуации общения словарные пробелы лексико-фразеологической системы «не замечаются» носителями языка, хотя в лексиконе представлены значимым отсутствием соответствующих языковых единиц.
6. Существование явления лакунарности в языке обусловлено анти-номиями языковой системы (асимметрией языкового знака, узуса и воз-можностей системы, кода и текста, говорящего и слушающего, экспрес-сивности и стандартизации).
7. В системе языка лакуны приобретают статус нулевых лексем, су-ществование которых постулируется парадигматикой языковой системы.
8. «Пустые клетки» системы принципиально неоднородны и пред-ставлены двумя разновидностями: пустоты-иллогизмы обусловлены не-возможностью существования денотата или его невостребованностью в реальной действительности; пустоты-лакуны отражают концепты, не имеющие физического воплощения в виде отдельных лексем.
9. Лакуны стремятся к лексической объективации при формировании коммуникативной востребованности, в результате чего происходит их элиминирование в речи.
10. Элиминирование лакун осуществляется на уровне синтаксиче-ской объективации (компенсация лакун) либо универбализации (заполне-ние, устранение лакун).
11. Системный характер лакун позволяет разработать комплекс методов их объективного выявления, основанных на системных свойствах языка.
12. Являясь системообразующими и системоразвивающими элементами языка, лакуны предопределяют открытость, неограниченность и динамизм лексической системы.
Практическая значимость исследования связана с возможностью применения его результатов в практике вузовского преподавания теоретических дисциплин (общего языкознания, лексикологии, лингвистики текста), при подготовке курсовых и дипломных работ студентов, исследованиях аспирантов.
ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА
Агаронян И.В. Об одном явлении в лексической системе речи (на примере группы окказионализмов — прилагательных на -ский) //Вопросы русского современного словообразования и стилистики. — Т. 145. — Куйбышев: Изд-во Куйбышевского гос. пед. ин-та, 1974. — С. 9 — 17
Агаронян И.В. Словообразование окказионализмов-существитель¬ных в эпистолярном наследии II половины XIX — I четверти XX вв.: Автореф. дисс… канд. филол. наук. — Куйбышев, 1972. — 15 с.
Александров Н.М. Семантическое развитие слов //Уч. зап. Сталинабадского гос. пед. ин-та им. Т.Г.Шевченко. — Т. 3. — Сталинабад, 1948. — С. 35 — 51.
Анализ и пути совершенствования речи детей. Межвуз. сборник научных трудов. — М.: Изд-во МГПУ им. В.И.Ленина, 1985. — 102 с.
Андреев Н.Д. Статистико-комбинаторные методы в теоретическом и прикладном языкознании. — Л.: Наука, 1967. — 403 с.
Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. — М.: Наука, 1974. — 367 с.
Артюшков А.В. Звук и стих: Современные исследования фонетики русского стиха. — Пг., 1923. — 35 с.
Ахманова О.С., Краснова И.Е.. О методологии языка //Вопр. языкознания. — 1974. — № 6. — С. 32 — 48.
Бабушкин А.П. Общеязыковые концепты и концепты языковой личности //Вестник ВГУ. — Сер. 1. Гуманитарные науки. — 1997. № 2. — Воронеж, 1997. — С. 114 — 118.
Бабушкин А.П. Типология концептов в сфере лексико-фразеологической семантики языка //Вестник ВГУ. — Сер. 1, Гуманитарные науки. — 1996. — № 2. — С. 3 — 17.
Бабушкин А.П. Типы концептов в лексико-фразеологической се-мантике языка. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1996. — 104 с.
Багрянская Н.В. Отражение военных реалий в языке //Изучение и преподавание русского языка как национально-культурной ценности: М-лы науч.-метод. конф. 29 — 30 нояб. 1997. — Воронеж, 1997. — С. 23 — 24.
Бакина М.А. Словотворчество //Языковые процессы соврем. ху-дож. л-ры: Поэзия. — М.: Наука, 1977. С. 78 — 127.
Балаж Я. Синтагматизация и лексикализация (к теоретическим вопросам лексикологии и лексикографии) //Лексикология и лексикография. — М.: Наука, 1972. — С. 23 — 47.
Бархударов Л.С. Двенадцать названий и двенадцать вещей //Рус. язык за рубежом. 1969. — № 4. — С. 79 — 86.
Бархударов Л.С. Язык и перевод: Вопросы общей и частной тео-рии перевода. — М.: Междунар. отношения, 1975. — 240 с.
Барышев Н.В. Национально-культурная специфика наименований средств передвижения в русском языке //Изучение и преподавание русского языка как национально-культурной ценности: М-лы научно-метод. конф. 29 — 30 нояб. 1997. — Воронеж, 1997. — С. 32 — 33.
Басова А.И. Окказиональные слова в современной белорусской художественной речи: Автореф. дисс… канд. филол. наук. — Минск, 1981. — 24 с.
Бацевич Б.С. Внутриструктурное развитие глаголов социальных отношений в современном русском языке (50 — 70-е гг. XX в.): Автореф. дисс… канд. филол. наук. — Днепропетровск, 1980. — 24 с.
Белов А.И. О выделении некоторых групп лакун (на материале финского и русского языков) //Тез. VI Всесоюзного симпозиума по психолингвистике и теории коммуникации. — М., 1978. — С. 19 — 21.
Берман И.М., Ковбасюк Т.М., Михайлова И.С. К вопросу о многозначности (на материале лексики) //Тез. VI Всесоюзного симпозиума по психолингвистике и теории коммуникации. 17 — 20 апреля 1978. — М., 1978. — С. 24 — 28.
Богданович В.И. К определению понятия “системный параметр” /Системные исследования: Ежегодник. — М.: Наука, 1972. — С. 158 — 164.
Богоявленский Д.Н. Проблема формы и значения в трудах лин-гвистов и методистов //Рус. яз. в школе. — 1972. — № 6. — С. 24 — 30.
Бондарко А.В. О грамматике функционально-семантических по-лей //Изв. АН СССР. — Сер. лит-ра и язык. — 1984. — № 6. — М., 1984. — С. 18 — 41.
Бондарко А.В. Принципы функциональной грамматики и вопросы аспектологии. — Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1983.
Бондарко А.В. Функциональная грамматика. — Л.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1984.
Брагина А.А. Синонимический ряд: словосочетание — слово //Новые слова и словарь новых слов. — Л.: Наука, 1978. — С. 81 — 94.
Брутян Г.А. Язык и картина мира //Филол. науки. — 1973. — № 1. — С. 108 — 110.
Будагов Р.А. Категория значения в разных направлениях совре-менного языкознания //Вопр. языкознания. — 1974. — № 4. — С. 3 — 20.
Будагов Р.А. Слово и его значение. — Л., 1947. — 189 с.
Будагов Р.А. Что такое развитие и совершенствование языка. — М.: Наука, 1977. — 264 с.
Варина В.Г. Лексическая семантика и внутренняя форма языко-вых единиц //Принципы и методы семантических исследований. — М.: Наука, 1976. — С. 233 — 244.
Васильев Л.М. Коннотативный компонент языкового значения //Русское слово в языке, тексте и культурной среде. — Екатеринбург, 1997. — С. 35 — 40.
Васильев Л.М. Методы современной лингвистики. Учебное посо-бие по общему языкознанию. — Уфа, 1997. — 180 с.
Васильев Л.М. Семантические классы русского глагола (глаголы чувства, мысли, речи и поведения): Дисс… д-ра филол. наук. — Уфа, 1970.
Вербенко И.Ю. Интерпретация возможного и действительного на фонологическом уровне //Система и структура языка в свете марксистско-ленинской методологии. — Киев: Наукова думка, 1982. — С. 115 — 128.
Верещагин Е.М. Слово: соотношение планов содержания и выражения //Вопросы порождения речи и обучения языку /Под ред. А.А.Леонтьева и Т.В.Рябовой. — М.: Изд-во МГУ, 1967. — С. 39 — 75.
Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Лингвистическая проблематика страноведения в преподавании русского языка иностранцам. — М.: Изд-во МГУ, 1971. — 84 с.
Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвостра-новедение в преподавании русского языка как иностранного. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: Рус. язык, 1990. — 247 с.
Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвостра-новедение в преподавании русского языка как иностранного. Методиче-ское мастерство. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Рус. язык, 1983. — 269 с.
Винарская Е.Н. Выразительные средства текста (на материале русской поэзии). — М.: Просвещение, 1989. — 112 с.
Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной прозы. — М.: Изд-во МГУ, 1978. — 174 с.
Виноградова Т.Б. Экспериментальное исследование субъективной оценки близости значения слов //Психолингвистические исследования в области лексики и фонетики. — Калинин: Изд-во Калининского гос. ун-та, 1981. — С. 12 — 16.
Винокур Г.О. Маяковский — новатор языка. — М., 1943. — 136 с.
Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. — М.: Высш. шк., 1986. — 416 с.
Воеводская О.М. Национально-культурные особенности концеп-тов света и тьмы в русском и английском языках //Изучение и преподава-ние русского языка как национально-культурной ценности: М-лы науч.-метод. конф. 29 — 30 нояб. 1997. — Воронеж, 1997. — С. 29 — 30.
Волек (Волкова) Бронислава. Типология эмотивных знаков //Язык и эмоции. Сб. науч. тр. — Волгоград: Перемена, 1995. — С. 15 — 24.
Волков С.С., Сеньков Е.В. Неологизмы и внутренние стимулы языкового развития //Новые слова и словари новых слов. — Л.: Наука, 1983. — С. 43 — 57.
Воркачев С.Г. Семантизация концепта любви в русской и испан-ской лексикографии (сопоставительный анализ) //Язык и эмоции. — Волгоград: Перемена, 1995. — С. 125 — 132.
Воронин С.В. Синестезия и звукосимволизм //Тез. VI Всесоюзного симпозиума по психолингвистике и теории коммуникации. — М. 1978. — С. 40 — 41.
Востоков А.Х. Русская грамматика. — Спб., 1831. — 376 с.
Вьюкова Е.В. Диалектный источник пополнения словарного со-става. — Томск, 1987. — 214 с.
Габинская О.А. Причины современного русского словотворчества: Автореф. дисс… докт. филол. наук. — Л., 1985. — 32 с.
Гайсина Р.М. Лексико-семантическое поле отношения в современном русском языке: Автореф. дисс… докт. филол. наук. — Уфа, 1982. — 28 с.
Гак В.Г. Сравнительная типология французского и русского языков. — Л.: Просвещение. Ленингр. отд-ние, 1977. — 300 с.
Гак В.Г. К проблеме общих семантических законов //Общее и романское языкознание: Сб. статей. — М.: Изд-во МГУ, 1972. — С. 144 — 160.
Гак В.Г. О современной французской неологии //Новые слова и словари новых слов. — Л.: Наука, 1978. — С. 37 — 42.
Гак В.Г. Сопоставительная лексикология: На материале французского и русского языка. — М.: Междун. отношения, 1977. — 264 с.
Галушко Т.Г. Язык в свете современных концепций оснований науки и проблема глагольных аналитических конструкций: Дисс… д-ра филол. наук. — Благовещенск, 1998.
Гальперин И.Р. Информативность единиц языка. — М.: Высш. шк., 1974. — 175 с.
Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. — М.: Наука, 1981. -139 с.
Гийом Г. Возможность и действительность в речевой деятельности //Принципы теоретической лингвистики. — М.: Изд-во“Прогресс. Культура”, 1992. — С. 129 — 131.
Глушков Н.К. Неологизмы с микро- в современном русском языке //Рус. язык в школе. — 1970. — № 5. — С. 90 — 92.
Гоголицын Ю.Я. К анализу нейродинамических эквивалентов нервного кода вербальных сигналов //Память в механизмах нормальных и патологических реакций. — Л., 1976. — С. 28 — 40.
Головин Б.Н. Язык и статистика. — М.: Просвещение, 1971. — 191 с.
Голуб И.Б. Источники выразительности художественной речи //Русская речь. — 1976. — № 2. — С. 54 — 59.
Гольдберг В.Б. Вербализованные и невербализованные концепты в лексической модели (на материале лексической микросистемы “Отсутствие биологического существования в результате каузации извне” в русском языке) //Язык и национальное сознание. М-лы регион. науч.-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Во¬ронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 30 – 32.
Гольдин В.Е. Об одном аспекте изучения тематических групп слов //Язык и общество. Вып. 2. — Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1970. — С. 168 — 175.
Гончаренко И.Д. Парадигматическая структура семантического поля “процессов шитья” в современном русском языке: Автореф. дисс… канд. филол. наук. — Киев, 1988. — 21 с.
Горелов И.Н. Опыт психолингвистического подхода к проблеме “лингвистической относительности” //Виды и функции речевой деятельно¬сти. — М.: Наука, 1977. — С. 20 — 21.
Горелов И.Н. Невербальные компоненты коммуникации. — М.: Наука, 1980. — 104 с.
Грановская Л.М. Цветообозначение в истории русской лексики //Русская историческая лексикология. — М.: Наука, 1968. — С. 83 — 103.
Граудина Л.К. Вопросы нормализации русского языка: Грамматика и варианты. — М.: Наука, 1980. — 288 с.
Граудина Л.К. Статистический критерий грамматической нормы //Языковая норма и статистика. — М.: Наука, 1977. — С. 135 — 173.
Григорьева А.Д. Слово в поэзии Леонида Мартынова (сборник “Гиперболы”) и Бориса Слуцкого (сборник “Доброта дня”) //Языковые процессы соврем. рус. худож. л-ры: Поэзия. — М.: Наука, 1977. — С. 295 — 391.
Гринберг Дж. Квантитативный подход к морфологической типо-логии языков //Новое в лингвистике. — 1963. — Вып. 3. — С. 60 — 94.
Грищук Е.И. Абстрактные концепты в сознании носителей языка //Язык и национальное сознание. М-лы регион. науч.-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 42 — 43.
Грязнухина Т.А. Исследование системных отношений в языке с помощью статистических методов //Система и структура языка в свете марксистско-ленинской методологии. — Киев: Наукова думка, 1981. — С. 172 — 181.
Гудавичюс А. Сопоставительная лексикология литовского и рус-ского языков. — Вильнюс: Москлас, 1985. — 175 с.
Гутина Е.А. Лексико-семантическое поле в индивидуальной язы-ковой системе (на материале лексико-семантического поля “обида” в ху-дожественно-речевой системе М.Горького): Дисс… канд. филол. наук. — Нижний Новгород, 1997.
Гутман Е.А., Литвин Ф.А., Черемисина М.И. Сопоставительный анализ зооморфных характеристик (на материале русского, английского и французского языков) //Национально-культурная специфика речевого поведения. — М.: Наука, 1977. — С. 147 — 165.
Давыдова М.К. Индивидуальные глагольные словообразования в современном русском языке //Теория и история русского литературного языка и говоров Дальнего Востока. — Хабаровск, 1976. — С. 134 — 152.
Девкин В.Д. Немецкая разговорная лексика. — М., 1973. — 254 с.
Джоглидзе Л.И. Новые слова в современном русском языке (на материале газеты «Правда» за 1971 — 1975): Автореф. дисс… канд. филол. наук. — Тбилиси, 1979. — 29 с.
Диброва Е.И., Касаткин Л.Л., Щеболева И.И. Современный рус-ский язык. Анализ языковых единиц. — В 3 ч. — Часть 1. Под ред. проф. Е.И.Дибровой. — М.: Просвещение, Владос, 1975. — 208 с.
Доброва Г.Р. О специфике номинативной функции антропонимов в детской речи //Детская речь: проблемы и наблюдения. — Л.: Изд-во ЛГПИ, 1989. — С. 83 — 91.
Дубровский Д.И. Существует ли внесловесная мысль? //Вопр. философии. — 1977. — № 9. — С. 97 — 104.
Дудченко В.В. Соотношение лексем одной тематической группы в русском и немецком языках //Сопоставительно-семантические исследования русского языка. — Воронеж, 1980. — С. 46 — 49.
Ермакова О.П. Вторичная номинация в семантической структуре многозначных производных слов //Способы номинации в современном русском языке. — М.: Наука, 1982. — С. 109 — 123.
Ермакова О.П. Семантические процессы в лексике //Русский язык конца XX столетия (1985 — 1995)/ Под ред. Е.А.Земской. — М.: Языки рус. культуры, 1996. — C. 33 — 84.
Ермоленко Г.В. Лингвистическая статистика: краткий очерк и библиограф. указ. — Алма-Ата: Изд-во Казах. ун-та, 1970. — 155 с.
Жельвис В.И. К вопросу о характере русских и английских лакун //Национально-культурная специфика речевого поведения. — М.: Наука, 1977. — С. 136 — 146.
Жельвис В.И. О некоторых национальных особенностях взаимо-отношения языка и мышления //Науч. тр. ЯГПИ. — Вып. 146. -Ярославль, 1976. — С. 3 — 37.
Жельвис В.И., Марковина И.Ю. Опыт систематизации англо-рус¬ских лакун // Исследование проблем речевого общения. — М.: Наука, 1979. — 214 с.
Жинкин Н.И. О кодовых переходах во внутренней речи //Вопр. языкознания. — 1964. — № 6. — С. 26 — 38.
Жинкин Н.И. Семиотические проблемы коммуникации живот¬ных и человека //Теоретические и экспериментальные исследования в об¬ласти структурной и прикладной лингвистики. — М.: Наука, 1973. — С. 60 — 76.
Жинкин Н.И. Речь как проводник информации. — М.: Наука, 1982. — 160 с.
Журавлев А.П. Диалог с компьютером. — М.: Молодая гвардия, 1987. — 205 с.
Журавлев А.П. Звук и смысл. Книга для учащихся. — М.: Просве-щение, 1991. — 160 с.
Журавлев А.П. О мотивированности признаковой семантики слова //М-лы семинара по проблеме мотивированности языкового знака. — Л., 1969. — С. 64 — 68.
Журавлев А.П. Символическое значение языкового знака //Речевое воздействие. Проблемы прикладной лингвистики. — М.: Прогресс, 1972. — С. 81 — 104.
Журавлев А.П. Содержательность фонетической формы поэтиче-ского текста //Вопр. стилистики. — Вып. 8. — 1974. — С. 41 — 47.
Журавлев А.П. Фонетическое значение. — Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1974. — 160 с.
Журавлев А.П., Павлюк Н.А. Язык и компьютер. — М.: Просвещение, 1989. — 159 с.
Журавлев А.Ф. Технические возможности русского языка в области предметной номинации в современном русском языке //Способы номинации в современном русском языке. — М.: Наука, 1982. — С. 45 — 109.
Залевская А.А. Вопросы организации лексикона человека в лин-гвистических и психолингвистических исследованиях. Учебное пособие. — Калинин: Изд-во Калининского гос. ун-та, 1987. — 87 с.
Залевская А.А. О теоретических основах исследования принци-пов организации лексикона человека //Этнолингвистические проблемы семантики. — М., 1978. — С. 4 — 39.
Залевская А.А. Проблемы организации внутреннего лексикона человека. Учебное пособие. — Калинин: Изд-во Калининского гос. ун-та, 1977. — 83 с.
Залевская А.А. Психолингвистические проблемы семантики сло-ва. Учебное пособие. — Калинин: Изд-во Калининского гос. ун-та, 1982. — 80 с.
Залевская А.А. Слово в лексиконе человека: Психолингвистиче-ское исследование. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1990. — 208 с.
Залевская А.А. Экспериментальные исследования ассоциативной структуры памяти //Педагогика и психология. Алма-Ата, 1969. — Вып. 1. — С. 58 — 69.
Заплаткина Н.И. Системный подход к изучению языковых явле-ний //Система и структура языка в свете марксистско-ленинской методологии. — Киев: Наукова думка, 1982. — С. 25 — 42.
Засорина Л.Н. Об активизации в русском словообразовании производных некоторых интернационализмов (обрастание интернационализмов новыми производными) //Новые слова и словари новых слов. — Л., 1978. — С. 126 — 135.
Захарова А.В. Словообразовательная роль предлогов в детской речи //Актуальные проблемы лексикологии. Тез. докл. IV лингвистической конференции “Слово в языке, речи, тексте” 7 — мая 1974. — Новосибирск, 1974. — С. 57 — 89.
Звегинцев В.А. Теоретическая и прикладная лингвистика. — М.: Просвещение, 1968. — 336 с.
Звегинцев В.А. Очерки по общему языкознанию. — М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1962. — 383 с.
Земская Е.А. Ограничения в сочетаемости словообразовательных морфем в слове //Современный русский язык. Словообразование. — М.: Просвещение, 1973. — С. 194 — 207.
Земская Е.А. Современный русский язык: словообразование. — М.: Просвещение, 1973. — 304 с.
Зенков Г.С. Философские основы проблемы актуализации лин-гвистических единиц словообразовательного уровня языка //Проблемы теории и истории языка и литературы в свете ленинского наследия: Тез. докл. межкафедрального республ. симпозиума. — Фрунзе, 1969. — С. 71 -73.
Зенков Г.С. Вопросы теории словообразования. — Фрунзе: Изд-во Киргиз. ун-та, 1969. — 165 с.
Зенков Г.С. К постановке вопросов теории современного русско-го словообразования //Учен. зап. филол. фак-та Киргиз. гос. ун-та. — Вып. IX: — Фрунзе, 1963. — С. 3 — 47.
Зенков Г.С. О понятии позиции в дериватологии в связи с концепцией функционального инварианта //Русский язык: единицы разных уровней и закономерности их функционирования. — Сб. науч. тр. Киргизского гос. ун-та. — Бишкек, 1991. — С. 3 — 19.
Зенков Г.С. О словообразовательных типах с суффиксами -щик, -ник и их взаимодействии в современном русском языке //Развитие совре-менного русского языка. — М.: Изд-во АН СССР, 1963. — С. 136 — 144.
Зенков Г.С. Принципы организации словообразовательных эле-ментов и возможности их описания: Дисс… докт. филол. наук. — Бишкек, 1992.
Зубкова Л.И. Безэквивалентная лексика с национально-культур-ной спецификой значения в произведениях В.М.Шукшина. — Воронеж, 1995. — 308 с.
Зубкова Л.И., Листрова-Правда Ю.Т. Национально-культурная специфика концепта “Бог” в русской и английской паремиологии //Язык и национальное сознание: М-лы регион. научно-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 49 — 50.
Иванов А.О. Английская безэквивалентная лексика и ее перевод на русский язык. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. — 92 с.
Иванов Вяч.Вс. Чет и нечет: Асимметрия мозга и знаковых сис-тем. — М.: Сов. радио, 1978. — 184 с.
Иванова В.А. Антонимия и синонимия //Актуальные проблемы лексикологии и грамматики русского языка. Межвуз. сборник. — Кишинев: Штиинца, 1977. — С. 33 — 48.
Иванова-Лукьянова Г.Н. О восприятии звуков //Развитие фоне-тики современного русского языка. — М.: Наука, 1966. — С. 136 — 142.
Исаева А.А. Подготовка идеального содержания и выбор производящего в ходе словопроизводственного процесса //Проблемы ономасиологии: Науч. труды Курского гос. пед. ин-та. — Т. 175. — 1977. — Орел, 1977. — С. 66 — 69.
Исмагилова Л.А. Безэквивалентная лексика русского и немецкого языков: Вопросы перевода русских текстов на немецкий язык: Автореф. дисс… канд. филол. наук. — Калининский гос. ун-т, 1981. — 23 с.
Каменская Г.В. Эвфемизированные концепты в описании кризис-ной ситуации //Язык и национальное сознание. М-лы регион. науч.-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998.- С.42.
Караулов Ю.Н. Ассоциативная грамматика русского языка. — М., 1993. — 380 с.
Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. — М.: Наука, 1976. — 355 с.
Карцевский С. Об асимметричном дуализме языкового знака //Звегинцев В.А. История языкознания XIX — XX вв. в очерках и извлече-ниях: в 2 частях — М., 1985. — Ч. 2. — С. 77 — 96.
Котин А.Н. Обогащение словарного состава русского языка в советскую эпоху (определение условий нормирования новых слов) //Русский язык в школе. — 1957 — № 5. — С. 28 — 36.
Катков С.И. Очерки по лексике южновеликорусской письменно-сти XVI — XVIII веков. — М.: Наука, 1970. — 320 с.
Катлинская Л.П. Принцип экономии и грамматические варианты // Языковая норма и статистика. — М.: Наука, 1977. — С. 173 — 188.
Кацнельсон С.Д. Типология языка и речевое мышление. — Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1972. — 216 с.
Ким Л.М. Словообразование и номинация //Актуальные пробле-мы русского словообразования: в 2 частях. Ташкент, 1980. — Ч. 2. — С. 279 — 280.
Клацки Р. Память человека. Структура и процессы. — М.: Мир, 1978. — 319 с.
Клименко Н.Ф. Потенциальные и реализованные слова //Система и структура языка в свете марксистско-ленинской философии. — Киев: Наукова думка, 1982. — С. 129 — 146.
Клименко Н.Ф. Язык как единство реализованного и потенциаль-ного //Система и структура языка в свете марксистско-ленинской филосо-фии. — Киев: Наукова думка, 1982. — С. 85 — 101.
Кожин П.В. Философские проблемы языка //Философия и совре-менность. М.: Мысль, 1971. С. 76 — 82.
Козырев И.С.. Из истории развития терминологии родства в русском и белорусском языках //Русская историческая лексикология. — М.: Наука, 1968. — С. 3 — 19.
Комарова Л.И. Вероятностность как мера возможного в языке //Система и структура языка в свете марксистско-ленинской методологии. — Киев: Наукова думка, 1982. — С. 102 — 115.
Комлев Н.Г. О культурном компоненте лексического значения //Вестник Моск. ун-та. Сер. 10, Филология. — 1966. — № 5. — С. 43 — 50.
Кондратов А.М. Машинный перевод (ЭВМ и дешифровка древ-нейших письмен). — М.: Знание, 1967. — 32 с.
Конрад Н.И. Восемь стансов об осени Ду Фу //Запад и Восток. — М., 1972. — С. 150 — 173.
Котелова Н.З. Неологизмы //Лингвистический энциклопедиче-ский словарь. — М.: Сов. энциклопедия, 1990. — С. 331.
Котелова Н.З. Первый опыт лексикографического описания рус-ских неологизмов //Новые слова и словари новых слов. — Л.: Наука, 1978. — С. 5 — 26.
Котелова Н.З. Проект словаря новых слов русского языка. — Л.: Наука, 1982. — 88 с.
Кретов А.А. Основы лексико-семантической прогностики: Дисс… д-ра филол. наук. — Воронеж, 1993.
Кретов А.А. Проблема существования лексических единиц //Филологические записки. ВГУ: Вестник литературоведения и языкозна-ния. — Вып. 2. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1994. — С. 169 — 180.
Кретов А.А.. Основы лексико-семантической прогностики //Русское слово в языке, тексте и культурной среде. Екатеринбург, 1997. — С. 22 — 34.
Кривошеева И.В. Особенности лексико-семантической группы глаголов эмоций в русском языке //Изучение и преподавание русского языка как национально-культурной ценности: М-лы научно-метод. конф. 29 — 30 нояб. 1997. — Воронеж. 1997. — С. 21.
Кубрякова Е.С. Об одном фрагменте концептуального анализа “память” //Логический анализ языка. Культурные концепты. — М.: Наука, 1991. — С. 85 — 95.
Кубрякова Е.С. Специфика актов референции в детской речи //Детская речь: проблемы и наблюдения. — Л.: Изд-во ЛГПИ, 1989. — С. 4 — 22.
Кубрякова Е.С. Парадигмы научного знания в лингвистике и ее современный статус //Изв. РАН. Сер. лит-ры и языка. Т. 53. — 1994. — № 2. — С. 7 — 14.
Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. — М.: Высш. шк., 1989. — 242 с.
Лаплас П. Опыт философии теории вероятностей. — М.: Наука, 1908. — 211 с.
Лакофф Дж. Мышление в зеркале классификаторов: Пер. с англ. //Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XXIII. Когнитивные аспекты языка. — М., 1988. — С. 13 . 21.
Левицкий В.В., Стернин И.А. Экспериментальные методы в семасиологии. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1989. — 193 с.
Лейчик В.М. Люди и слова. — М.: Наука, 1982. — 176 с.
Лексика соврем. русского литературного языка: социолого-лингвистическое исследование /Под ред. М.В.Панова. — М.: Наука, 1968. — 186 с.
Лекторский В.А. Проблема субъекта-объекта в теории познания //Вопр. философии. — 1964. — № 5. — С. 23 — 25.
Леонова Л.А. Семантические и структурные аспекты антилакун в двуязычной ситуации //Структурные аспекты слова и словосочетания. — Калинин, 1980. — С. 35 — 42.
Леонтьев А.А. Факторы вариантности речевых высказываний //Основы теории речевой деятельности. — М.: Наука, 1974. — С. 29 — 35.
Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. — М.: Просвещение, 1969. — 214 с.
Леонтьев А.А. Психолингвистические единицы и порождение ре-чевого высказывания. — М.: Наука, 1969. — 307 с.
Леонтьев А.А. Психологическая структура значения //Семантическая структура слова. — М.: Наука, 1971. — С. 7 — 19.
Леонтьев А.А. Психолингвистический аспект языкового значения //Принципы и методы семантических исследований. — М.: Наука, 1976. — С. 46 — 73.
Леонтьев А.А. О значении понятия предметной деятельности для психологии //М-лы XX Междунар. психологич. конгресса (Япония, Токио, 13 — 19 авг. 1972 г.). — М., 1975. — С. 51 — 62.
Ли Тоан Тханг. Система вокативных терминов родства в совре-менном вьетнамском языке //Национально-культурная специфика речевого поведения. — М.: Наука, 1977. — С. 282 — 301.
Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека: Пер. с англ. — М.: Мир, 1974. — 550 с.
Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка //Изв. РАН. Сер. лит-ры и языка. Т.52. — № 1. — 1993. — С. 3 — 9.
Ломов А.М. Лингвистика и аналитическая философия //Вестник ВГУ. Сер. I. Гуманитарные науки. — 1996. — № 1. — С. 76 — 85.
Лопатин В.В. Рождение слова: неологизмы и окказиональные об-разования. — М.: Наука, 1973. — 152 с.
Лопатин В.В., Лопатина Л.Е. Предисловие. // Русский толковый словарь. — М.: Рус. язык, 1997. — 834 с.
Лурия А.Р. Основы нейропсихологии. — М.: Изд-во МГУ, 1973. 294 с.
Лурия А.Р. Основные проблемы психолингвистики. — М.: Изд-во МГУ, 1975. — 253 с.
Лурия А.Р. Нейропсихология памяти //Нарушения памяти при локальных нарушениях мозга. — М.: Педагогика, 1974. 312 с.
Маковка Н.М. Категории “возможность” и “действительность”. — Краснодар: Изд-во Минист. сельского хоз-ва и Кубанск. с.-х. ин-та, 1972. -320 с.
Мальцев А.Д. Национальная специфика лексического поля “Деньги” в русском языке //Изучение и преподавание русского языка как национально-культурной ценности: М-лы научно-метод. конф. 29 — 30 ноября 1997. — Воронеж. 1997. — С. 31 — 32.
Маркарян Р.А. Семантическое противодействие в русском формообразовании //Русский язык: вопросы теории и методики. — Ереван: Изд-во Ереванского ун-та, 1976. — С. 7 — 17.
Маркова Е.Д. Особенности клиники и патафизиологии амнестической афазии //Вопр. клиники и патафизиологии афазий. — М., 1961. — С. 59 — 92.
Марковина И.Ю. Влияние лингвистических и экстралингвистиче-ских факторов на понимание текста: Дисс… канд. филол. наук. — М., 1982.
Марочкин А.И. Лексико-фразеологические особенности молодежного жаргона (на материале речи молодежи г. Воронежа): Дисс… канд. филол. наук. — Воронеж, 1998.
Марочкин А.И.. Литературный язык и молодежный жаргон: межподсистемная лексическая эквивалентность //Культура общения и ее формирование. — Воронеж, 1996. — С. 66 — 67.
Маслов Ю.С. Знаковая теория языка //Вопросы общего языкознания: Материалы республ. семинара препод. общего языкозн.: Уч. зап. ЛГПУ им. Герцена. Т. 354. — Л., 1967. — С. 109 — 126.
Матезиус В. О потенциальности языковых явлений: Пер. с чеш-ского //Пражский лингвистический кружок. — М.: Прогресс, 1967. — С. 42 — 69.
Матлина Г.А. Гипонимические связи глаголов //Слово как пред-мет изучения. Сб. науч. трудов. — Л.: Изд-во ЛГПИ им. А.И.Герцена, 1977. — С. 37 — 43.
Мельников Г.П. Язык как система и языковые универсалии //Языковые универсалии и лингвистическая типология. — М.: Наука, 1969. — С. 34 — 45.
Мельников Г.П. Системология и языковые аспекты кибернетики. — М.: Сов. радио, 1978. — 368 с.
Мельничук А.С. Понятие системы и структуры языка в свете диалектического материализма //Ленинизм и теоретические проблемы языкознания. — М.: Наука, 1970. — С. 38 — 69.
Ментруп В. К проблеме лексикографического описания общена-родного языка и профессиональных языков: Пер. с англ. //Новое в зару-бежной лингвистике. Вып. XIV. Проблемы и методы лексикографии /Под ред. Б.Ю.Городецкого. — М.: Прогресс, 1983. — С. 301 — 333.
Мигирин В.Н. Язык как система категорий отображения. — Кишинев: Штиинца, 1973. — 237 с.
Миськевич Г.И. Наблюдение над новыми словами //Литературная норма и просторечие. — М., 1977. — С. 112 — 117.
Муравьев В.Л. Лексические лакуны (на материале лексики фран-цузского и русского языков). — Владимир, 1975. — 96 с.
Муравьев В.Л. О языковых лакунах //Иностр. язык в школе. -1971. — № 1. — С. 31 — 39.
Муравьев В.Л. Проблемы возникновения этнографических ла-кун: Пособие по курсу типологии рус. и франц. языков. — Владимир: Изд-во Владимирского гос. пед. ин-та, 1980. — 106 с.
Мухамедова М. Некоторые способы передачи национальной без-эквивалентной лексики //Исследования по литературоведению и языкознанию . — Ташкент: Фан, 1977. — С. 183 — 188.
Мякишева О.В. Концепт “Окно” в художественном и публицистическом тексте //Язык и национальное сознание. М-лы регион. науч.-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998.- С.53-54.
Наволокина Е.А. Коммуникативная лексика в русском языке //Культура общения и ее формирование. М-лы IV регион. научно-метод. конф. 21 — 23 апр. 1997. — С. 63 — 64.
Немецко-русские языковые параллели /Федоров А.В., Кузнецова Н.Н., Морозова Е.Н. и др. — М., 1961.
Нестеров М.Н. Русская устаревшая и устаревающая лексика. — Смоленск; Брянск, 1968. — 88 с.
Никитченко Н.С. Семантические неологизмы русского языка по-следних десятилетий (по материалам словарей новых слов): Автореф. дисс… канд. филол. наук. — Л., 1985. — 22 с.
Никитченко Н.С. Способы образования новых значений, отлич-ные от семантической деривации //Лингвистические исследования. 1984. Историко-типологическое исследование разносистемных языков. В 2 чч. — Ч. 1. М., 1984. — С. 147 — 155.
Николаева Т.М. Лингвистика начала XXI в.: попытки прогнозирования //Лингвистика на исходе XX века: опыты и перспективы. — М., 1995. — С. 379 — 382.
Николаева Т.М. Теория происхождения языка и его эволюции — новое направление в современном языкознании //Вопр. языкознания. — 1996. — № 2. — С. 79 — 89.
Никонов В.А. Интерпретация фонетических частот //Уч. зап. АН СССР. Ин-т славяноведения. — М, 1963. — № 27. — С. 259 — 271.
Никонов В.А. Статистика падежей русского языка //Машинный перевод и прикладная лингвистика. — М., 1959. — Вып. 3 (10). — С. 18 — 47.
Новиков Л.А. Предисловие // Львов М.Р. Словарь антонимов русского языка. Под ред. Л.А.Новикова. — М.: Русский язык, 1985. — 383 с.
Новиков Л.А. Семантическое поле как лексическая категория //Теория поля в современном языкознании. Тез. докл. Ч.I. — Уфа, 1991. — С. 3 — 7.
Новикова Н.С. Ассоциативный эксперимент как метод изучения семантических отношений в лексике //Вопросы семантики. — Калининград, 1983. — С. 8 — 13.
Новикова Н.С. Инвариантное значение имени поля и внутренняя структура ядра //Филол. науки, 1985. — № 4. — С. 73 — 78.
Новикова Н.С. Семантическое поле обозначений воли в современном русском языке: Дисс… канд. филол. наук. — М., 1986.
Огурцова О.А. К проблеме лакунарности //Функциональные особенности лингвистических единиц: Сб. трудов Кубанского ун-та. Вып.3. -Краснодар: Изд-во Кубанского ун-та., 1979. — C. 77 — 83.
Омельянович Н.В. К вопросу об универсальных количественных отношениях в системе языка //Языковые универсалии и лингвистическая типология. — М.: Наука, 1969. — С. 135 — 141.
Орлова Е.В. О восприятии звуков //Развитие фонетики современ-ного русского языка. — М.: Наука, 1966. — С. 144 — 154.
Панова Г.Г. Лингвистический анализ безэквивалентной лексики русского языка: Дисс… канд. филол. наук. — Л., 1988.
Папп Ф. Страноведение как средство более глубокого взаимопо-нимания между представителями разных народов //Тез. докл. и сообщ. Третьего междунар. конгресса преподавателей рус. языка и л-ры. — Варшава, 1976. — С. 426 — 427.
Перебейнос В.И. Количественные и качественные характеристи-ки системы фонем современного украинского литературного языка. — Киев: Наукова думка, 1970. — 270 с. — На укр. яз.
Перебейнос В.И. Методы и уровни моделирования нулевого сти-ля //Вопросы статистической стилистики. — Киев: Наукова Думка, 1974. — С. 16 — 35.
Перебейнос В.И. Некоторые проблемы порождения текста //Тез. сообщ. на VII Всесоюз. симпоз. по логике и методологии науки. — Киев: Наукова думка, 1976. — С. 170 — 171.
Петренко В.Ф. Психосемантика сознания. — М.: Изд-во МГУ. 1988. — 207 с.
Полевые структуры в системе языка. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1989. — 198 с.
Поликарпов А.А. К теории жизненного цикла лексических еди-ниц //Прикл. лингвистика и автоматич. анализ текста: Тез. докл. науч. конфер. 28.01 — 30.01.88. — Тарту, 1988. — С. 66.
Поликарпов А.А. Логическое пространство единиц лексической подсистемы языка и квантификация соотношений между ними //Прикл. лингвистика и автоматич. анализ текста: Тез. докл. науч. конфер. 28.01 — 30.01.88. — Тарту, 1988. — С. 67 — 69.
Полуэктов В.Н. Экстралингвистические факторы отбора и функ-ционирования единиц лексического поля “Внешняя политика”: Автореф. дисс… канд. филол. наук. — Саратов, 1991. — 17 с.
Попова З.Д. Общее языкознание: Учеб. пособие. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1987. — 212 с.
Попова З.Д. Модели системы языка в современной лингвистике. Метод. указания к спецкурсу. — Воронеж, 1996. — 38 с.
Попова З.Д. О построении динамической модели системы языка //Язык и национальное сознание. М-лы регион. науч.-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 20.
Попова З.Д. Семантическое пространство языка — концептосфера культуры народа //Изучение и преподавание русского языка как нацио-нально-культурной ценности: М-лы науч.-метод. конф. 29 — 30 нояб. 1997. — Воронеж, 1997. — С. 29 — 30.
Попова З.Д. Семантическое пространство языка как категория когнитивной лингвистики //Вестник ВГУ. Серия 1. Гуманитарные науки. — 1996. — № 2. — С. 64 — 69.
Попова З.Д., Стернин И.А. Лексическая система языка. — Воро-неж: Изд-во Воронежского ун-та, 1984. — 148 с.
Попова З.Д., Стернин И.А., Чарыкова О.Н. К разработке концепции языкового образа мира (материалы для обсуждения) //Язык и национальное сознание. М-лы регион. научно-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 21 — 23.
Попова Н.С. Мифопоэтический концепт в русских названиях времени года //Язык и национальное сознание: М-лы регион. научно-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 48.
Протченко И.Ф. Из заметок об изучении лексики (новообразования советской эпохи) //Научные проблемы высшей школы, 1961. — № 2. — С. 139 — 146.
Развитие словообразовательной системы русского языка в совет-скую эпоху. — М.: Просвещение, 1969. — 180 с.
Ракушанова Я. Блюда из дичи. Под ред. Д.В.Житнева. — М.: Агропромиздат, 1988. — 224 с.
Распопов И.П. Лекции по фонологии и лексикологии. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1986. — 148 с.
Распопов И.П., Ломов А.М. Основы русской грамматики. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1984. — 350 с.
Рахлина Е.В. О концептуальном анализе в лексикографии А.Вежбицкой //Язык и когнитивная деятельность. — М., 1989. — С. 46 — 58.
Ревзин И.И., Розенцвейг В.Ю. Основы общего и машинного перевода: Учеб. пособие для институтов и факультетов иностр. языков. — М.: Высш. школа, 1964. — 243 с.
Репринцева Н.М. Лакунарность в сфере наименований дорог в русском и французском языках //Язык и национальное сознание: М-лы регион. научно-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 36 — 38.
Репринцева Н.М. Наименование дорог в русском и французском языках как отражение особенностей национальной культуры //Изучение и преподавание русского языка как национально-культурной ценности: М-лы науч.-метод. конф. 29 — 30 нояб. 1997. — Воронеж, 1997. — С. 34 — 35.
Роль человеческого фактора в языке //Язык и картина мира. — М.: Наука, 1988. — 212 с.
Ротова М.С. Лексико-фразеологическое поле обозначений смеха и плача в современном русском языке: Дисс… канд. филол. наук. — Воро-неж, 1984.
Рузавин Г.И. Вероятность и детерминизм //Философия в соврем. мире. — М.: Наука, 1974. — 479 с.
Русская грамматика: в 2 т. Изд-во АН СССР. Ин-т рус. языка. — М.: Наука, 1980.- Т. 1. — 784 с.
Русский язык за рубежом. — 1969. — № 4. — С. 86.
Савенкова Л.Б. Концепт “Судьба” и его реализация в русских пословицах //Язык и национальное сознание: М-лы регион. научно-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 45- 46.
Садовский В.Н. Основания общей теории систем. — М.: Наука, 1974. — 279 с.
Селищев А.М. Язык революционной эпохи: Из наблюдений над русским языком последних лет (1917 — 1926). — М.: Работник просвещения, 1928. — 248 с.
Серебренников Б.А. Вероятностные обоснования в компоративи-стике. — М.: Наука, 1974. — 352 с.
Смирнов А.А. Проблемы психологии памяти. — М.: Просвещение, 1966. — 422 с.
Смирнова Е.Д. Основы логической семантики. — М.: Высш. шко-ла, 1990. — 144 с.
Соболев Л.Н. Пособие по переводу с русского языка на французский. — М.: Изд-во лит-ры на ин. языках, 1952. — 403 с.
Соболева П.А. Словообразовательная полисемия и омонимия. — М.: Русский язык, 1980. — 294 с.
Современный русский язык: Словообразование /Молочко Г.А., Фомина А.П., Хмелевская Е.С. и др. — Изд. 2-е, перераб. — Минск: Вышейшая школа, 1984. — 159 с.
Современный русский литературный язык: Учеб. пособие/ Вве-денская Л.А. и др. — 2-е изд. — Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1968. — 245 с.
Современный русский язык/ Белошапкова В.А., Земская Е.А., Милославский И.Г. и др. / Под ред. В.А.Белошапковой. — М.: Высш. шк., 1981. — 560 с.
Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. — М.: Наука, 1971. — 341 с.
Солнцев Н.В. Словарное и коммуникативное значение семантики слова //Методы изучения лексики. — М., 1974. — С. 76 — 82.
Сомова Е.Г. Фонетическое и лексическое значение в слове и тек-сте //Аспекты лексического значения. — Воронеж: Изд-во Воронеж¬ского ун-та, 1982. — С. 154 — 158.
Сорокин Ю.А. Роль этнопсихолингвистических факторов в про-цессе перевода //Национально-культурная специфика речевого поведения. — М.: Наука, 1977. — С. 166 — 174.
Сорокин Ю.А. Метод установления лакун как один из способов выявления специфики локальных культур //Национально-культурная специфика речевого поведения. — М.: Наука, 1977. — С. 120 — 136.
Сорокин Ю.А., Марковина И.Ю. Опыт систематизации лингвистических и культурологических лакун: Методологические и методические аспекты. //Лексические единицы и организация структуры литературного текста: Сб. науч. трудов. — Калинин, 1983. — С. 35 — 52.
Сорокин Ю.А., Марковина И.Ю. Проблема понимания “чужой” культуры и способы устранения лакун в тексте //Русское слово в лингвострановедческом аспекте. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1987 . — С. 160 — 169.
Сорокин Ю.С. Лакуны как сигналы специфики лингвокультур-ной общности //Национально-культурная специфика речевого общения народов СССР. — М.: Изд-во Наука, 1982. — С. 22 — 28.
Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. — М.: Прогресс, 1977. -696 с.
Спивак Д.С. Язык в измененных состояниях сознания //Вопр. языкознания, 1983. — № 5. — С. 43 — 49.
Степанов Ю.С. Основы языкознания. — М.: Просвещение, 1966. — 272 с.
Степанов Ю.С. Семантика //Лингвистический энциклопедический словарь. Гл. ред. В.Н.Ярцева. — М.: Сов. энциклопедия, 1990. — С. 438 — 440.
Степанов Ю.С. Французская стилистика. — М.: Высш. шк., 1965. — 356 с.
Степанова М.Д. “Словообразования, ориентированные на содер-жание” и некоторые вопросы анализа лексики //Вопр. языкознания. — № 6. — М., 1966. — С. 48 — 55.
Стернин И.А. Изменения в русском языке в XX в./Россия и Германия. — Воронеж, 1996. — С. 3 — 28.
Стернин И.А. Лексическая лакунарность и понятийная безэквивалентность. — Воронеж, 1997. — 18 с.
Стернин И.А. Общественно-политические процессы в России и изменения в русском языке и общении //Современная языковая ситуация и совершенствование подготовки учителей-словесников. — Воронеж, 1996. — С. 84 — 85.
Стернин И.А. Общественные процессы и развитие современного русского языка (очерк изменений в русском языке в XX веке). — Воронеж, 1997. — 64 с.
Стернин И.А. Структурная семасиология и лингводидактика. //Русское слово в лингвострановедческом аспекте: Межвузовский сб. на-учн. трудов. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1987. — С. 104 — 121.
Стернин И.А., Попова З.Д. Русский язык бьет тревогу? //Берег. — Воронеж, 1996.
Стернин И.А., Флекенштейн К. Очерки по контрастивной лекси-кологии и фразеологии. Учеб. пособие: В 2 частях. — Halle, 1989. — 120 с.
Стернин И.А., Харитонова Б. Национально-культурные особенности денотативного компонента значения //Семантическая специфика национально-языковых систем. — Воронеж, 1985. — С. 63 — 73.
Стилистика русского языка: Учеб. пособие для студентов пед. ин-тов по спец. “Рус. яз. и литература в национальной школе” /В.Д.Бондалетов, С.С.Вартапетова и др. Под ред. Н.М.Шанского. — 2-е изд., дораб. — Л.: Просвещение. Ленингр. отд-е, 1989. — 223 с.
Столярова И.В. Явление сверхгенерализации в речи ребенка //Детская речь: проблемы и наблюдения. — Л.: Изд-во ЛГПИ, 1089. — С. 110 — 117.
Стуколова А.П. Семантическая структура синтаксических фразеологизмов в концептосфере русского языка //Язык и национальное сознание. М-лы регион. науч.-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 32 – 33.
Супрун А.Е. Русский язык советской эпохи: Книга для учащихся. — Л.: Наука, 1969. — 87 с.
Супрун А.Е. Сопоставительно-типологический анализ лексики. — Минск: Изд-во Белорус. ун-та, 1970. — С. 163 — 170.
Телия В.Н. Механизмы экспрессивной окраски языковых единиц //Человеческий фактор в языке: Языковые механизмы экспрессивности. Отв. ред. В.Н.Телия. — М.: Наука, 1991. — С. 5 — 54.
Телия В.Н. Типы языковых значений: Связанное значение слова в языке. — М.: Наука, 1981. — 269 с.
Тихонов А.Н. Основные понятия русского словообразования //Словообразовательный словарь русского языка: В 2 т. — 1985 — Т.1. — С. 18 — 54.
Толстой Н.И. Из опытов типологического исследования славян-ского словарного состава //Вопр. языкознания, 1963. — № 1. — С. 29 — 46.
Толстой Н.И. Некоторые проблемы сравнительной славянской семасиологии //Славянское языкознание: IV Междунар. съезд славистов. — Прага, август 1968 г. Докл. сов. делегации. — М.: Наука, 1968. — С. 339 — 365.
Томашева И.В. Понятие “лакуна” в современной лингвистике. Эмотивные лакуны //Язык и эмоции. — Волгоград: Перемена, 1995. — С. 50 — 60.
Томашевский Б.В. Стилистика и стихосложение: Курс лекций. — Л.: Учпедгиз, Ленингр. отд-ние, 1959. — 535 с.
Томашевский Б.В. Стих и язык. — М.: Изд-во АН СССР, 1958. — 62 с.
Топоров В.Н. О введении вероятности в языкознание //Вопр. языкознания, 1959. — № 6. — С. 28 — 35.
Торопцев И.С. Идеальная сторона лексической единицы в отно-шении к другим результатам отражательной деятельности психики человека //Краткие очерки по русскому языку: М-лы 5-й научно-метод. конфер. объединения кафедр русского языка вузов центр. черноземн. зоны. — Воронеж, 1964. — С. 17 — 21.
Торопцев И.С. Исходные моменты лексической объективации //Проблемы ономасиологии: Науч. труды Курского гос. пед. ин-та. Т. 46 (139), ч. 2. — Курск, 1975. — С. 3 — 156.
Торопцев И.С. Язык и речь. — Воронеж: Изд-во Воронежского ун-та, 1985. — 199 с.
Троилина И.А. Функционально-семантический подход в изуче-нии проблемы языковой эмотивности //Язык и эмоции. — Волгоград. Воронеж, 1995. — С. 60.
Трошина Н.И. Когнитивный аспект стиля //Структура представления знаний в языке: Сб. научно-аналитических обзоров. — М., 1994. — С. 128 — 141.
Убийко В.И. Концепт “Душа” в концептосфере “Внутренний мир человека” //Язык и национальное сознание: М-лы регион. научно-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 46 — 47.
Улуханов И.С. О причинах, влияющих на степень системности и нормативности языковых единиц //Изв. АН СССР. ОЛЯ. — 1991. — — 4. — С. 291 — 304.
Улуханов И.С. Словообразовательная семантика в русском языке и принципы ее описания. — М.: Наука, 1977. — 256 с.
Ульманн С. Семантические универсалии //Новое в лингвистике. — Вып. 5 (языковые универсалии). — М.: Прогресс, 1970. — С. 250 — 293.
Уровни языка и их взаимодействие //Тез. науч. конф. — М., 1967. — 264 с.
Успенский Л. Слово о словах. Ты и твое имя. — Л.: Лениздат, 1962. — 720 с.
Устименко И.А. Ономасиологический класс сходства и подобия и его роль в ходе словопроизводственного процесса имен прилагательных: Дисс… канд. филол. наук. — Воронеж, 1976.
Уфимцева А.А. Слово в лексико-семантической системе языка. — М.: Наука, 1968. — 272 с.
Уфимцева А.А. Теории “семантического поля” и возможности их применения при изучении словарного состава языка //Вопр. теории языка в соврем. зарубежн. лингвистике. — М.: Изд-во АН СССР, 1961. — С. 30 — 68.
Фалькович М.М. К вопросу о понятийной стороне слова //Вопр. языкозн., 1965. — № 6. — С. 74 — 79.
Федоров А.В. Искусство перевода и жизнь литературы: Очерки. — Л.: Сов. писатель, 1983. — 352 с.
Федоров А.В. Основы общей теории перевода: Лингвистический очерк. — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Высш. шк., 1968. — 396 с.
Филлмор Ч.Дж. Об организации семантической информации в словаре //Новое в зарубежной лингвистике. Вып. XIV. Проблемы и методы лексикографии. Под ред. Б.Ю.Городецкого. — М.: Прогресс, 1983. — С. 23 — 60.
Фрумкина Р.М. Концептуальный анализ с точки зрения лингвис-та и психолога //НТИ. — Сер. 2. Информ. процессы и системы. — М., 1992. — № 6. — С. 1 — 8.
Харитонова Б. Национальная специфика семантики русского слова (на материале существительных лексических полей “Человек”, “Быт” и “Народное хозяйство” учебника “Русский язык” для подготовки дипломированных учителей русского языка в ГДР): Дисс… канд. фил. наук. — Воронеж, 1987.
Харитончик З.А. Способы концептуальной организации знаний в лексике языка //Язык и структура представления знаний: Сб. науч.-аналитич. обзоров. — М., 1992. — С. 97 — 123.
Харченко В.К. О перспективах сопоставления инноваций детской речи с фактами истории языка //Детская речь: проблемы и наблюдения. — Л., 1989. — С. 134 — 141.
Хаустова Э.Д. Переносные значения в лексико-семантическом поле “Фрукты” как отражение национальной культуры //Изучение и преподавание русского языка как национально-культурной ценности: М-лы научно-метод. конф. 29 — 30 ноября 1997. — Воронеж. 1997. — С. 22 — 23.
Хомская Е.Л. Нейропсихологические аспекты изучения пробле-мы зрительного восприятия //Психологические исследования. — М.: Наука, 1976. — Вып. 6. — С. 98.
Цейтлин С.Н. Инновации как продукт речевой деятельности ре-бенка //Детская речь: проблемы и наблюдения. — Л.: Изд-во ЛГПИ, 1989. — С. 64 — 74.
Цейтлин С.Н. К вопросу о детском словообразовании //Актуальные проблемы лексикологии: Тез. докл. VI лингвистической конференции “Слово в языке, речи и тексте”. — Новосибирск, 1974. — С. 89 — 91.
Цейтлин С.Н. Семантика производного слова и детская речь //Слово как предмет изучения. Сб. научн. тр. — Л., 1977. — С. 140 — 146.
Цыганенко Г.П. Состав слова и словообразование в русском языке. — Киев: Радянська школа, 1978. — 152 с.
Чернейко Л.О. Гештальтная структура абстрактного имени //Филол. науки, 1995. — № 4. — С. 78 — 83.
Чернов Г.В. Вопросы перевода русской безэквивалентной лекси-ки на английский язык //Учен. зап. I МГПИЯ. Т. 16: Грамматика, лексикология и стилистика. — М., 1958. — С. 223-255.
Чернова Н.В. Отклонения от языковых норм в письмах Л.Н. Толстого //Лексические новообразования. Вып. I. — Свердловск, 1963. — С. 96 — 111.
Черных П.Я. Очерк русской исторической лексикологии. Древнерусский период. — М.: Изд-во МГУ, 1956. — 244 с.
Чертков В.П. Возможность и действительность //Вопросы диалектического материализма. — М.: Наука, 1966. — С. 235 — 247.
Чуксина И.Г. Семантика и структура процессуального и семантического поля (на материале обозначения процессов познания в русском языке): Дисс… канд. филол. наук. — Киев, 1980.
Шадурский И.В. Тематическое изучение лексики //Методы изуче-ния лексики. — Минск: Изд-во Белорусского ун-та, 1975. — С. 48 — 52.
Шаманова М.В. Лакуны в лексико-семантическом поле “Общение” в русском языке //Язык и национальное сознание: М-лы регион. научно-теоретич. конф., посвященной 25-летию кафедры общего языкознания и стилистики Воронежского ун-та. 16 — 17 июня 1998. — Воронеж, 1998. — С. 35- 36.
Шанский Н.М. В мире слов. — М.: Просвещение, 1978. — 319 с.
Шанский Н.М. Очерки по русскому словообразованию. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 1968. — 310 с.
Шанский Н.М. Развитие словообразовательной системы русского языка в советскую эпоху //Мысли о современном русском языке. — М.: Просвещение, 1969. — С. 155 — 166.
Шанский Н.М. Слова, рожденные Октябрем. — М.: Просвещение, 1980. — 112 с.
Шатков Г.В. Перевод русской безэквивалентной лексики на нор-вежский язык: Автореф. дисс… канд. филол. наук. — М., 1952. — 16 с.
Шахнарович А.М. Национальное и универсальное в развитии речи ребенка //Национально-культурная специфика речевого поведения. — М.: Наука, 1977. — С. 54 — 67.
Шаховский В.И. О лингвистике эмоций //Язык и эмоции. — Волго-град: Перемена, 1995. — С. 3 — 15.
Шведова Н.Ю. Предисловие к 21 изданию //С.И.Ожегов. Словарь русского языка. Изд. 23-е. М., 1991. 780 с.
Шведова Н.Ю. Типы контекстов, конструирующих многоаспект-ное описание слов //Русский язык: текст как целое и компоненты текста. — М.: Наука, 1982. — С. 142 — 154.
Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. — М.: Воениздат, 1973. — 279 с.
Шейман Л.А., Варич Н.М. О «национальных картинах мира» и об их значении для курса русского языка и литературы в нерусских школах //Вопр. препод. рус. языка и л-ры в киргиз. школе. — Вып. 6. — Фрунзе, 1976. — C. 67- 114.
Шмелев Д.Н. Очерки по семасиологии русского языка. — М.: Просвещение, 1964. — 244 с.
Шмелев Д.Н. Об одном случае активной аналогии в современном русском языке //Развитие современного русского языка. Под ред. С.И.Ожегова и М.В.Панова. — М.: Изд-во АН СССР, 1963. — С. 108 — 118.
Штерн А.С. Объективные критерии выявления эффекта “звуковой символики” //М-лы семинара по проблеме мотивированности языкового знака. — Л. 1969. — С. 69 — 73.
Щерба Л.В. Очередные проблемы языковедения //Языковая система и речевая деятельность. — М.: Наука, 1974. — С. 39 — 59.
Щерба Л.В. Современный русский литературный язык// Избр. работы по рус. языку. — М.: Учпедгиз, 1957. — С. 110 — 129.
Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. — Л.: Нау-ка, Ленингр. отд-ние, 1974. — 428 с.
Щерба Л.В. О трояком аспекте языковых явлений и об экспери-менте в языкознании //Языковая система и речевая деятельность. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1974. — С. 24 — 39.
Щур Г.С. Теория поля в лингвистике. — М.: Наука, 1974. -255 с.
Юсупов Р.А. Лексико-фразеологические средства русского и та-тарского языков. — Казань: Тат. кн. Изд-во, 1980. — 255 с.
Язык и культура //Материалы 1-й метод. конф. — Киев, 1992. — С. 62 — 64.
Язык и мышление. Программа спецкурса, м-лы для самост. работы/ Сост. И.А.Стернин. — Воронеж, 1997. — 28 с.
Язык. Сознание. Этнос. Культура: Тез. докл. XI Всерос. симп. по психолингвистике и теории коммуникации. — М., 1994. — С. 83 — 85.
Якобсон Р.О. Звук и значение //Избр. работы. — М.: Прогресс, 1985. — С. 239 — 269.
Якобсон Р.О. Звуковые законы детского языка и их место в об-щей фонологии //Избр. работы. — М.: Прогресс, 1985. — С. 319 — 330.
Якубинский Л.П. Откуда берутся стихи //Избр. работы: Язык и его функционирование. — М.: Просвещение, 1986. — С. 194 — 195.
Янко-Триницкая Н.А. К образованию новых слов трудоустройство — трудоустроить //Вопросы культуры речи. Вып. 3. — М.: Изд-во АН СССР, 1961. — С. 127 — 144.
СЛОВАРИ И СПРАВОЧНИКИ
1. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. — Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Сов. энциклопедия, 1969. — 608 с.
2. Баранов О.С. Идеографический словарь русского языка. — М.: Этс, 1995. — 820 с.
3. Большой англо-русский словарь: в 2 т. (АРС — Г). Под ред. И.Р.Гальперина и Э.М.Медниковой. — М.: Рус. язык, 1987. — 2 т.
4. Вахек Й. Лингвистический словарь Пражской школы/ Под ред. и с предисл. А.А.Реформатского. — М.: Прогресс, 1964. — 350 с.
5. Введенская Л.А. Словарь антонимов русского языка /Отв. ред. Г.В.Валимова. — Ростов н/Д: Изд-во Ростовского ун-та, 1971. — 168 с.
6. Великобритания: Лингвострановедческий словарь /А.Р.У.Рум, Л.В.Колесников, Г.А.Пасечник и др. Под ред. Е.Ф.Роговой. — М.: Рус. язык, 1980. — 480 с.
7. Военный японо-русский словарь /Под ред. Н.И.Конрада. — М.: Сов. энциклопедия. ОГИЗ РСФСР. 1935. — 1246 с.
8. Даль В. Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. СПб.: Диамант, 1996.
9. Елистратов В.С. Словарь московского арго (материалы 1980 — 1994 гг.). — М.: Русские словари, 1994. — 700 с.
10. Зализняк А.А. Грамматический словарь русского языка. — М.: Рус. язык, 1977. — 880 с.
11. Китайско-русский словарь. — Пекин: Шанву иншугуань, 1983. — 960 с.
12. Краткий русско-ороченский словарь с грамматической замет-кой. Наречие бассейна реки Тумнин, впадающей в Татарский пролив, се-вернее Императорской гавани/ Сост. С.Леонтович. — Владивосток: Типография Н.В.Ремезо-ва, 1896. — 147 с.
13. Краткий справочник по современному русскому языку. / Под ред. П.А.Леканта. М.: Высш. шк., 1991. – 384 с.
14. Лангеншадтский карманный словарь русского и немецкого язы-ков /Под ред. К.Блантера, Г.Оршеля. — М.: Крон-Прогресс, 1996. — 605 с.
15. Лексическая основа русского языка: комплексный учебный сло-варь / Под ред. В.В.Морковкина.- М.: Рус. язык, 1984.- 608 с.
16. Лингвистический энциклопедический словарь /Гл. ред. В.Н. Ярцева. — М.: Сов. энциклопедия, 1990. — 684 с.
17. Маньчжурско-русский словарь (без года и места издания). — 946 с.
18. Новое в русской лексике: Словарные материалы — 77 /Под ред. Н.З.Котеловой. — М.: Русс. язык, 1980. — 176 с.
19. Новое в русской лексике: Словарные материалы — 78 /Под ред. Н.З.Котеловой. М.: Русс. язык, 1981. — 262 с.
20. Новое в русской лексике: Словарные материалы — 80 /Под ред. Н.З.Котеловой. — М.: Русс. язык, 1984. — 176 с.
21. Новые слова и значения: Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 60-х гг. /Под ред. Н.З.Котеловой, Ю.С.Сорокина. — М.: Сов. энциклопедия, 1971. — 543 с.
22. Новые слова и значения. Словарь-справочник по материалам прессы и литературы 70-х гг. / Под ред. Н.З.Котеловой. — М.: Русс. язык, 1984. — 805 с.
23. Ожегов С.И.. Словарь русского языка /Под ред. Н.Ю. Шведовой. — 20-е изд., стереотипное. — М.: Рус. язык, 1989. — 750 с.
24. Обратный словарь русского языка. — М.: Сов. энциклопедия, 1974. — 944 с.
25. В.В.Потоцкая, Н.П.Потоцкая. Французско-русский словарь. — Изд. 17, стереотипное. — М.: Рус. язык, 1983. — 672 с.
26. Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. Словарь-справочник лингви-стических терминов: Пособие для учителей. — Изд. 2-е, испр. и доп. — М.: Просвещение, 1976. — 543 с.
27. Русский язык конца XX столетия (1985 — 1995)/ Отв. ред. Е.А. Земская. — М., 1996. — 480 с.
28. Русский язык: Энциклопедия/ Гл. ред. Ф.П.Филин. — М.: Сов. эн-циклопедия, 1979. — 432 с.
29. Русско-эвенкийский (русско-тунгусский) словарь/ Сост. Г.М. Василевич. -.: Изд-во иностранных и национальных словарей. 1948. — 332 с.
30. Словарь иностранных слов /Под ред. И.В.Лехина, С.М. Локши-ной, Ф.Н.Петрова (гл. ред.). — Изд. 6-е , перераб. и доп. — М.: Сов. энциклопе¬дия, 1964. — 784 с.
31. Словарь новых слов русского языка (середина 50-х — середина 80-х гг.) /Под ред. Н.З.Котеловой. — СПб.: Дмитрий Буланин, 1995.
32. Словарь русских говоров Приамурья /Отв. редактор Ф.П. Филин. — М: Наука, 1983. — 344 с.
33. Словарь русского языка: В 4 т. — М.: Сов. энциклопедия, 1957 — 1961. — 4 т.
34. Словарь русского языка: В 4 т. /АН СССР, Ин-т рус. яз. Под ред. А.П.Евгеньевой. — 2-е изд., испр. и доп. — М.: Рус. язык, 1981 — 1983. — 4 т.
35. Словарь рыбаков и охотников северного Приангарья/ Сост. Петроченко В.И. — Красноярск: Красноярское книжн. изд-во, 1994. — 124 с.
36. Словарь синонимов русского язык: В 2 т. /Гл. ред. А.П.Евгеньева. — М.: Наука, Ленингр. отд-ние, 1971. — 2 т.
37. Словарь современного русского литературного языка: В 17 т. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950 — 1965. — 17 т.
38. Сомов В.П. Словарь редких и забытых слов. — М.: Гуманитар-ный изд. центр ВЛАДОС, 1996. — 765 с.
39. Старославянский словарь (по рукописям X -XI вв.). Под ред. Р.М.Цейтлин, Р.Вечерки и Э.Благовой. — М.: Русский язык, 1994. — 842 с.
40. Толковый словарь русского языка конца XX в. Языковые изменения. — СПб.: Фолио-пресс, 1998. — 701 с.
41. Толковый словарь русского языка: В 4 т. /Под ред. Д.Н.Ушакова. — М.: Гос. изд-во иностр. и нац. словарей, 1938.
42. Тихонов А.Н. Словообразовательный словарь рус¬ского языка: В 2 т. — М.: Русский язык, 1985.
43. Толковый словарь русского языка: В 4 т. — М.: Сов. энцикло-педия, 1935 — 1940. — 4 т.
44. Философский энциклопедический словарь. — М.: Сов. энцикло-пе¬дия, 1983. — 840 с.
45. Харченко В.К. Словарь детской речи.- Белгород: Изд-во Белго-родского гос. пед. ин-та, 1994.- 256 с.
46. Частотный словарь русского языка. — М.: Рус. язык, 1977. — 935 с.
47. Частотный словарь языка газеты /Под ред. Г.П.Поляковой и Г.Я.Солганик. — М.: Изд-во МГУ, 1971. — 281 с.
48. Штейнфельдт Э.А. Частотный словарь современного русского литературного языка. — М., 1973. — 234 с.
49. Эвенкийско-русский (тунгусско-русский) словарь/ Сост. Г.М.Василевич. Отв. ред. Н.Н.Поппе. — М.: Изд-во иностранных и нацио-нальных словарей, 1940. — 208 с.
50. Эрудит: Толково-этимологический словарь иностранных слов /Н.Н.Андреева и др. — М.: Школа-Пресс, 1995. — 272 с.
51. Мотивационный диалектный словарь: Говоры Среднего Приобья: В 2 т. /Под ред. О.И.Блиновой. — Томск: Изд-во Томского ун-та, 1982 — 1983.

Отзывы

Отзывов пока нет.

Будьте первым, кто оставил отзыв на “Лакунарность как категория лексической системологии”

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *